Гипноз как паллиативное средство

Жан Беккио,профессор Института Клинического Гипноза Российской Психотерапевтической Ассоциации

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Просмотр базы данных Medline позволяет нашим наблюдателям констатировать стремительное распространение применения гипноза в области паллиативных средств. Страны англосаксонского мира используют этот подход начиная с 1980-х годов, а в последние 10 лет особенно активно.

Во Франции около десяти лет назад несколько пионеров ввели гипноз в отделения паллиативных средств, и уже пять лет как мы объединились в Подразделение Паллиативных способов лечения в городе Вильжуиф. Статьи на эту тему были опубликованы в признанных международных журналах: Ланцет (The Lancet), BMJ, Боль (Pain), Рак (Cancer), JAMA и др. Изучение 420-ти статей, опубликованных за последние 20 лет, позволило нам проверить полезность гипноза как паллиативного средства. Далее мы более детально опишем области применения этого терапевтического инструмента, и, прежде всего, уточним, что означает слово гипноз.

Само слово «гипноз» имеет много значений. Спросите окружающих вас людей, какие ассоциации вызывает это слово, и вы получите много интересных ответов – гипнотический транс, гипнотический взгляд, гипноз в концертном зале, власть гипнотизера, глубокий сон загипнотизированного, манипуляции во время транса,- вот краткий список ассоциаций, которые живут в восприятии людей, далеких от реального знакомства с гипнозом.

Если мы еще раз рассмотрим эти идеи, то мы сможем их легко объяснить, так как они соответствуют пути эволюции гипноза на протяжении веков. Эту эволюцию можно условно разделить на пять больших периодов.

Период шаманизма

Гипнотический транс используется шаманами со времен возникновения человеческой расы; они неосознанно используют гипнотический процесс во время своих терапевтических интервенций. Транс позволяет создать связь между шаманом, заболевшим человеком и божествами или силами природы. Этот шаманский гипноз все еще используется в наши дни в некоторых районах мира – в Южной Америке, в Африке и в Сибири.

Период месмеризма

В 1760 году Франц Месмер, молодой австрийский врач, поселился в Париже, чтобы развивать новый метод лечения – животный магнетизм. Месмер уехал из Вены и переселился в Париж, чтобы распространять свою новую теорию о том, что существует некий флюид, который циркулирует во Вселенной и в человеке. Если существует гармония в течении этого флюида, то человек находится в состоянии хорошего здоровья; если же циркуляция этого флюида нарушается, наступает заболевание. Поэтому часто бывало достаточно, чтобы Месмер использовал свои техники магнетических пассов, чтобы восстановить хорошую циркуляцию и вылечить пациента. Этот метод приобрел широкую популярность. Достоинство животного магнетизма состоит в том, чтобы перевести лечебное действие из божественного плана в план личного воздействия терапевта. Некоторые историки медико-психологических наук считают Месмера первым ученым врачом (Ellenberger).

Роль Брэйда

В 1820 году шотландский врач Джеймс Брэйд (James Braid) показал, что в центре гипнотического феномена находится внушение. Терапевтическое воздействие зависит частично от терапевта, но также от пациента, который должен принять внушение. Это доказательство важности самовнушения в терапевтическом акте подтвердил профессор Бернхайм (Bernheim) в Нанси в начале 20-го века.

Вклад Милтона Эриксона

Этот замечательный американский психиатр (Milton Erickson, 1904-1984) (революционизировал технику гипноза, отказавшись от прямых внушений («я хочу, чтобы вы уснули; спите!»); на стал использовать только косвенные внушения и метафоры. И именно этот тип гипноза мы используем в работе с пациентами в форме психодинамики.

Вклад неврологии

С начала 21-го века техника сделала возможным визуализацию работы мозга, мыслительных процессов, ощущений и эмоций. Пет-сканирование и ЯМР (ядерный магнитный резонанс) позволили показать, что гипнотическое состояние отличается от сна и от состояния бодрствования; это особое состояние сознания, в котором определенные зоны мозга работают синхронно. В этом состоянии пациент становится восприимчивым к внушению, что может привести к изменению поведения, метаболизма или циркуляции в нервной системе. Эти изменения ведут за собой реструктуризацию, сопровождающуюся лечебным воздействием.

Гипноз в отделении паллиативных методов лечения

Наше отделение паллиативных методов состоит из десяти отдельных комнат. Утро начинается с общего 45-минутного собрания, во время которого один из членов команды санитаров излагает историю болезни десяти пациентов. Вся команда слушает о тех событиях, которые произошли в последние 24 часа. Мы выбираем тех пациентов, которым может понадобиться наша помощь в форме гипноза. Сегодня утром я записал два имени – Мария и Фассасси. Предлагаю вам направиться к ним вместе со мной.

Я начинаю с Марии. Я отметил, что она страдает от перемежающихся болей в животе, которые плохо поддаются воздействию морфия и спазмолитиков. Я читаю ее историю болезни. Я знаю, что Мария попала к нам в возрасте 42 лет с раком яичника в последней стадии. Эти боли связаны с опухолевой массой, но в ее истории болезни я ищу в первую очередь не результаты анализов, исследования гистологии и физиологии. Я пришел к пациенту, за которым хорошо ухаживает квалифицированная команда медиков, а я делаю дополнительное воздействие, работая с симптомами, независимо от их происхождения. Для этого я использую техники гипноза. Эти техники требуют понимания некоторых моментов из истории ее болезни. Элементы, полезные для моего подхода,- это дата и место рождения пациента, его профессия, семейное положение, имена и возраст его детей, его любимые занятия, религиозная принадлежность и убеждения. Должен признаться, что часто эта информация отсутствует в историях болезней, которые весят иногда по нескольку килограмм. Такая же ситуация и с Марией. Я узнал, что она замужем, имеет ребенка 12 лет, родилась в Париже 14 марта (а сегодня 1 марта). Я вхожу в комнату. Все наши комнаты имеют стеклянную стену, которая выходит на прекрасный сад, что создает приятную и мягкую атмосферу. Мария лежит в кровати и смотрит направо, на птиц, которые сидят на ветках деревьев в саду. Перед ней на пробковой доске размещены ее фотографии. На ночном столике, который стоит слева от нее, находится радио, которое передает классическую музыку. Я представляю себя Марии и говорю, что я узнал, что боль у нее все еще присутствует, несмотря на лекарства. Я задаю ей классические вопросы о характере ее боли, а затем предлагаю ей научиться одному упражнению на основе гипноза, чтобы лучше справляться с болью, в дополнение к обычному лечению, которое она уже получает. Мария соглашается.

Тогда я поворачиваюсь к доске с фотографиями и прошу Марию рассказать мне немного о своей жизни. Она показывает мне свою дочь Джоан, и я понимаю, какое важное место в ее сердце занимает эта прекрасная светловолосая девочка. Мы говорим о ее работе в банке, о ее любви к музыке и к стихам о природе. Мы возвращаемся к ее боли, и я прошу Марию уточнить, что она чувствовала с того момента, как боль начала у нее появляться постоянно. «Это как клещи, которые зажимают мышцы в моем животе». Мы оцениваем ее боль по классической шкале, и она говорит, что сейчас она находится на уровне 6 из 10. Вооружившись этой метафорой и этой оценкой, я предлагаю Марии ввести ее в гипнотический транс.

Я прошу ее закрыть глаза, но внимательно слушать все, что я ей скажу, чтобы потом она могла делать это самостоятельно в форме самогипноза. Я использую технику гипнотического внушения, которая позволяет помочь пациенту перейти от состояния бодрствования к состоянию транса. Мария быстро демонстрирует клинические признаки гипнотического состояния. Я прошу Марию найти воспоминание о приятном переживании обучения, неважно из какой части ее жизни и все равно из какой области. Она быстро находит воспоминание, когда она рожала Джоан. Я сопровождаю ее в этом воспоминании, используя косвенные внушения, открытые предположения и метафоры, подходящие для цели сеанса. Я делаю пост-гипнотические внушения, которые помогут Марии после сеанса. Мы завершаем сеанс, который длился чуть меньше пяти минут.

После сеанса Мария улыбается и выглядит расслабленной. Она рассказывает нам о своих переживаниях «Когда Джоан вышла из моего живота, я почувствовала прилив радости и счастья, и клещи меня полностью отпустили». Оценка боли стала 0 из 10, и Мария спросила меня, как она может делать это самостоятельно. Я рассказываю ей о базовых принципах самогипноза. Я буду работать с Марией еще три раза в течение двух недель перед ее смертью. Мария освоила технику самогипноза, и вместе с медикаментозным лечением это позволило ей спокойно общаться с окружением до самого последнего дня ее жизни. В день смерти (накануне своего дня рождения) она нас покинула в коме, спокойно, без признаков страданий и без фармакологической комы.

Фассасси – молодой пациент 20 лет, который поступил к нам накануне. Жизнь Фассасси проходила в деревне в Сенегале, пока прошлой осенью он не сломал бедро, катаясь на велосипеде. Ему поставили диагноз рак, и, несмотря на ампутацию и дополнительное лечение у себя в стране, его болезнь продолжала прогрессировать. Отчаявшись, его родители посадили его в самолет и отправили в Париж. По прибытии в Орли он впал в легкую кому, и его отвезли в больницу в Бисетр. Там он находился в течении недели; затем его состояние ухудшилось, и поскольку справиться с множественными метастазами было уже невозможно, его решили передать в нашу больницу. В его истории болезни были только результаты исследований и описание медикаментозного лечения. Я увидел большого молодого человека, худого, задыхающегося, который беспокойно смотрел на меня своими большими глазами. Фассасси хорошо говорил по-французски и даже умел писать. Он мало говорил с врачами и санитарами, и его лицо и все его поведение выражали глубокую тоску. Я спросил его, что его больше всего беспокоило, и он сказал мне, что это было затрудненное дыхание. Я спросил его о его жизни и работе. Он работал на лесопилке и любил играть в футбол. Мы поговорили о футбольной команде Сенегала, и впервые его лицо просветлело. Я воспользовался этим улучшением, чтобы предложить ему сделать упражнение, которое могло помочь ему лучше дышать. Он согласился. Фассасси оказался прекрасным объектом для гипноза. Через несколько секунд после того, как он закрыл глаза, он продемонстрировал признаки глубокого транса; тогда я направил его воспоминания к обучению работе с мячом в детстве, и мы установили метафорические связи между физическим усилием во время игры в футбол, периодом выздоровления и целью нашего упражнения. Я попросил Фассасси поэкспериментировать с феноменом левитации руки во время транса. Мы завершили сеанс классическим пост-гипнотическим внушением на работу с самогипнозом.

Фассасси сиял в конце сеанса. Его удивило переживание левитации. Я сказал ему, что он мог снова ощущать это переживание сам, если хотел работать с самогипнозом. Я ему сказал, что мы обучили этой технике многих профессиональных футболистов во Франции, и ему это очень понравилось. Он сомневался, что у него получится, и я попросил его просто закрыть глаза и позволить этому происходить, думая только о легкости в руке: левитация быстро начала происходить. Я попросил Фассасси открыть глаза, чтобы посмотреть на то, как левитировала его рука. «Она поднимается сама, она меня не слушается», сказал он, наполовину удивленный, наполовину обеспокоенный. Я ему показал, что он сам управлял этим феноменом. «Если вы решите, что рука должна снова опуститься, вам будет достаточно только подумать об этом, чтобы она тут же вернулась в начальное положение». Фассасси понял это и сам завершил упражнение.

Фассасси прожил последние четыре недели своей короткой жизни в нашей больнице, и гипноз, вместе с другими видами лечения, помог ему преодолеть одышку, боль в костях и тревогу.

Особенности гипноза в паллиативных методах лечения

Использованный мною психодинамический гипноз является разновидностью эриксоновского гипноза. Его особенность – использование открытых внушений и особых техник, направленных на наведение гипнотического транса у большинства пациентов. Такой гетеро гипноз систематически сопровождается самогипнозом.

Пациенты хорошо воспринимают гипноз. Они сами об этом не просят, так как не знают, что в нашей больнице используется этот метод. Из сотни пациентов, которым мы предлагали эту технику в последнее время, от его использования отказались только двое, один отказался совсем по религиозным соображениям, а другой отказался временно, по причине скорее догматической – он был лакановским психоаналитиком и решительно отвергал гипноз. Временно – потому, что этот пациент был умным человеком, открытым к новому, и через неделю после своего отказа он попросил меня «попробовать» «эту штуку», которую он считал ересью потому, что его так учили. Первый сеанс прошел хорошо, и я предложил моему коллеге психоаналитику прочитать книгу Франсуа Рустана под заглавием «Влияние» (François Roustang: Influence). Он буквально проглотил эту книгу и стал активно практиковать самогипноз в последние шесть месяцев своей жизни.

Наша команда санитаров и сиделок также хорошо воспринимает гипноз. Я оказался в этой команде совершенно случайно. Одна из сиделок больницы приходила ко мне на сеансы акупунктуры; а когда однажды один пациент в ее отделении паллиативных методов лечения заболел упорной икотой, которая продолжалась несколько дней, она предложила ему пойти ко мне, чтобы вылечить эту икоту с помощью акупунктуры. И так я в первый раз зашел в эту больницу, мимо которой я проезжал два раза в неделю на машине по дороге в мой кабинет. Мне там понравилось все – стеклянные стены, полы с ковровым покрытием, большие палаты, заботливые санитары и сиделки. После этой работы сиделка представила меня руководителю отделения, доктору Мишель Саламань (Michelle Salamagne). Она мне быстро рассказала о паллиативных методах, о которых у меня было такое же искаженное представление, как у нашего психоаналитика о гипнозе. Я думал, что там ухаживают за умирающими, но доктор Саламань описала мне целый мир, где жизнь есть повсюду. И я сразу увидел, насколько гипноз может быть полезен при такой работе. Она согласилась со мной и предложила мне попробовать работать. Эта пробная работа продолжается уже более пяти лет, и благодаря паллиативному лечению моя практика гипноза значительно обогатилась, мои техники изменились, и мое теоретическое видение гипноза стало глубже.

Я быстро вошел в команду, которая вначале просила разрешения присутствовать при моих интервенциях. Видя такую искреннюю заинтересованность, я решил обучить наведению гипнотического транса тех санитаров и сиделок, которые этого хотели. Тогда они также могли бы помогать пациентам в практике самогипноза. Успех был очень заметным, поскольку мы обучили 22 сиделки и санитара из 24, и большая часть обучившихся использует гипноз в двух ситуациях – при избавлении от боли и для того, чтобы помочь пациентам в их работе по самогипнозу.

Семьи пациентов также участвуют в нашей работе, и работа с семьями пациентов входит в круг забот нашего отделения. Когда я предлагаю сеанс гипноза пациенту и кому-то из его семьи, то часто слышу такую мысль в адрес пациента: «у тебя есть такая возможность, и я тоже хотел бы получить сеанс гипноза». Если во время сеанса присутствует доверенный человек, которого выбрал сам пациент, я прошу его остаться и помочь. Потом я ему говорю, что он мог бы помогать пациенту в его практике самогипноза. Так оно и получается в большинстве случаев, и это приносит лечебную помощь пациенту и дает психологическое облегчение доверенному лицу.

Показания к гипнозу при паллиативном лечении

Наш опыт подтверждает то, что написано в специальной литературе (мы приводим несколько ссылок в конце статьи). Показаниями для гипноза являются:

•Боли всех видов, хронические или острые, любого происхождения. Для острых болей иногда приходится использовать традиционный гипноз, в котором используются прямые внушения. Для продолжительного контроля боли важна техника самогипноза, и здесь очень важно обучить этим техникам сиделок и медсестер.

•Гипноз показан при диспноэ (одышке), где он прекрасно помогает. Этот симптом связан с психологическим и эмоциональным факторами. Определенные гипнотические упражнения позволяют лучше контролировать эмоции и дыхание.

•Наш подход полезен при тревожных и депрессивных состояниях, вместе с другими видами лечения.

•Духовная тоска также легко излечивается с помощью гипноза.

•Наша техника также показана при тошноте, кашле, сильном зуде, бессоннице.

•Наши медсестры и сиделки используют гипнотические техники при проведении болезненных манипуляций с пациентами (см. ниже Случай из клинической практики).

Мысли о гипнозе в паллиативных методах

Сначала мы напомним основные принципы паллиативных методов лечения:

Паллиативное лечение – это активное лечение при глобальном подходе к человеку с тяжелым прогрессирующим или терминальным заболеванием. Задачей этого лечения является облегчение физических болей и симптомов, а также забота о психологическом, социальном и духовном состоянии пациента.

Эти принципы говорят о том, что гипноз важен в этом контексте; наш подход полностью отвечает этим принципам. Паллиативное лечение является междисциплинарным, оно направлено на заболевание и на человека, на его семью и близких ему людей, на его дом и его работу. Важной частью этой заботы является подготовка сиделок и добровольцев. Гипноз позволяет нам буквально следовать этим рекомендациям. Все, что мы только что прочитали, в точности соответствует духу этих рекомендаций.

Паллиативные методы считают больного живым человеком, а смерть – естественным процессом. Они не торопят и не задерживают кончину. Те, кто занимается этими методами, стремятся избегать лишних вопросов и неразумных подходов. Они никогда не будут намеренно провоцировать смерть пациента. Они стремятся к тому, чтобы поддерживать наилучшее возможное качество жизни до самого момента кончины пациента и предлагают помощь близким в дни траура. Они применяют эти принципы в своей клинической практике, в своем обучении и в своих исследованиях.

Давайте обратимся к греческой мифологии, чтобы понять, в чем именно состоит вклад гипноза в эту работу. Слово «гипноз» происходит от имени Гипнос. Гипнос – это греческий бог, который заботится о нас во время сна, утешает нас, заживляет наши раны и облегчает нашу боль. У Гипноса есть брат-близнец по имени Танатос. Этот бог помогает нам после нашего последнего вздоха; он помогает нашему телу и нашей душе в нашем путешествии после смерти. От имени Танатос происходит слово «эвтаназия». И помня об этих двух античных богах, сформулируем наш вывод: Гипнос дает нам лечебный инструмент, который позволяет улучшать клиническое воздействие на пациентов вместе с паллиативными методами лечения, улучшая качество жизни и сохраняя уважение к естественному ходу вещей в конце жизни. Потом свои права предъявляет Танатос… в нужный момент.

Список литературы:

Iglesias A Hypnosis and existential psychotherapy with end-stage terminally ill patients. Am J Clin Hypn. 2004 Jan; 46 (3): 201-3

(Гипноз и экзистенциальная терапия на последней стадии терминально больных пациентов)

Marcus J, Elkins G, Mott F. The integration of hypnosis into a model of palliative care. Integr Cancer Ther. 2003 Dec; 2 (4): 365-370.

(Интеграция гипноза в модел паллиативного лечения)

Newelle S., Sanson-Fisher R.W. australian oncologists’ self-reported knowledge and attitudes about non-tradirional therapies used by cancer patients. MJA 2000; 172: 110-113.

(Новости и мнения австралийских онкологов о нетрадиционной терапии, применяемой раковыми больными).

Finlay IG, Jones OL. Hypnotherapy in palliative care J R Soc Med 1996 Sep; 89 (9): 493-6. (Гипнотерапия в паллиативном лечении)

Godin J. Nouvelle Hypnose Ed. Albin Michel 1994 (Ж. Годэн. Новый гипноз)

Becchio Joussellin Hypnose Psycho Dynamique Ed. Desclée de Brouwer 2001 (Беккио, Жуслен. Психодинамический гипноз)

Случай из клинической практики

Юбер – санитар, который обслуживает больных. Он прошел курсы гипноза. Он входит в палату, где лежит г-н Алэн, чтобы провести с ним довольно болезненные процедуры – сменить повязки на раковых язвенных повреждениях кожи. Для этой операции нужно сильное обезболивание, и до недавнего времени они использовали маску с закисью азота. Использование этой маски требует присутствия врача и второго санитара. Но вот уже второй день мы с успехом используем самогипноз. Я помогал г-ну Алэну в первый раз, пока санитар делал обработку ран. Сегодня Юбер будет делать это самостоятельно.

Его интервенция проста: «Г-н Алэн, я поменяю ваши повязки, пока вы будете делать ваше упражнение по самогипнозу. Вы готовы?» Г-н Алэн садится в кровати, закрывает глаза и говорит: «Я готов».

Юбер говорит: «вспомните о прогулке в горах, куда вы любили ходить… представьте себе картины природы… услышьте звуки… рассмотрите цвета.… Почувствуйте ваше тело, когда вы идете по горам.… Ощутите эти запахи…» Г-н Алэн демонстрирует признаки гипнотического транса – дрожание век, разглаживание черт лица, замедление дыхания и глотания. Юбер использует технику сопровождения приятного воспоминания, предлагая пациенту наблюдать за ощущениями во всех пяти системах восприятия. Он произносит свои слова, наблюдая за дыханием г-на Алэна и подстраиваясь к нему. Он делает долгие паузы между своими фразами, и во время разговора обрабатывает раны, тогда как г-н Алэн иногда держит руку в воздухе, а иногда опирается на Юбера, когда тот предлагает ему это легким толчком. Юбер продолжает делать обработку ран, говоря все меньше и меньше, и только два-три раза в минуту произнося слова: «Так… продолжайте… очень хорошо…». Он использует технику подтверждения, которая позволяет поддерживать состояние гипнотического транса.

Вот Юбер закончил менять повязки. «Г-н Алэн, теперь, когда вы захотите, и так, как вам будет удобно, вы можете закончить ваш сеанс гипноза и сделать глубокий вдох, который вам позволит вернуться сюда, спокойным, радостным и с улыбкой».

Г-н Алэн глубоко вздыхает, открывает глаза и возвращается в настоящий момент.

 

Источник: * http://www.rushypnosis.ru/page/palliativnoe-sredstvo

Автор записи: Askhont

Если вы заметили орфографическую ошибку, пожалуйста, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Похожие записи:
Оставить комментарий


Подписаться, не комментируя

Система Orphus