Гипноз и память

Блинков А.Н.

Блинков_А_Н

Мои исследования по использованию методов гипноза при работе с человеческой памятью начались в далеком 1999 г. Вот ряд основных вопросов которые интересовали меня тогда в ходе экспериментов:

1.) Насколько можно с помощью гипноза восстановить в памяти события прошлого?

2.) Насколько достоверны эти воспоминания?

3.) Можно ли стереть участки памяти в гипнозе?

4.) Можно ли привнести воспоминания тех событий, которых не было?

В группу испытуемых были включены субъекты, способные испытывать сомнамбулическую стадию гипноза и давать ответы сигналами или с помощью голоса для установления раппорта с гипнотерапевтом. Мне потребовалось несколько предварительных сеансов гипноза для того, чтобы обучить их гипнотическим феноменам. В ходе исследований учитывался тот факт, что никто из исследователей-гипнотерапевтов не был однозначно уверен в возможности работы с памятью и в гипнотической реинкарнации.
Я не предупреждал гипнотиков о цели эксперимента, либо сообщал о другой значимой для них цели, не связанной с основным заданием.На первых этапах использовался перевод естественного сна в гипнотический как самый достоверный технический прием в гипнозе. Никто из испытуемых не помнил о сеансе, поэтому амнезия стала основным критерием в нашем исследовании при дальнейших экспериментах.Смею заметить, что с самого начала испытуемым давалось внушение того, что лгать нельзя. В результате никто из субъектов эксперимента не смог внятно говорить при возрастной регрессии до возраста 1 года или 6-ти месяцев, т.е. до того возраста, когда они заговорили в реальности и теми словами, которыми они говорили в этих возрастах. Гипнотиков приходилось фракционно выводить из гипноза, чтобы получить голосовые ответы с учётом внушения о том, что они в чёткости запомнят события, которые видели и с лёгкостью смогут их описать. Прохождение за рубеж рождения, также как и сам момент рождения они не могли воспроизвести.

Поэтому с уверенностью можем сказать, что при глубоких состояниях гипноза никто из испытуемых не смог прожить момент рождения или регрессии в прошлые жизни. Полагаю, что для воспроизводства таких моментов необходимы поверхностные (легкие) трансы, чаще направленные на сенсорное восприятие информации. И в реальности это будет не связано с прошлыми жизнями, а лишь с восприятием информации экстрасенсорного плана, как при исследованиях в области плацебо и ноцебо.Постгипнотический феномен внушённых событий при учёте амнезии после сеанса гипноза был эффективен у 100% гипнотиков. Впоследствии гипнотикам представлялись фото или видео тех событий, которых уже не было в их памяти, они это отрицали и говорили, что на фотографии изображены не они. Доводы родных также были для них неубедительны.
Для получения устойчивого терапевтического эффекта мы всё больше отходим от нереалистичного гипноза (регрессии), используя понятие гипноза-реальности, в отличие от многих наших коллег. Уход от прогрессии и связанных с этим фантазий дал нам возможность более эффективного подхода. Использование цветовой гаммы вместо ложных иллюзий сделало терапевтический эффект достижимым за меньшее количество сессий и решающим множество терапевтических задач, которые ранее не были решены многими терапевтами в гипнозе.
Наш опыт в работе с рецидивами заболеваний показал, что временный эффект при внушённых необъективных картинах восприятия ухудшает дальнейшую терапию, поэтому мы прекратили использовать большинство методов, связанных с воспоминаниями.Ложь, даже в терапевтических целях, является одной из ошибок в гипнозе, в какой бы форме она не осуществлялась и какими бы аргументами она не была мотивирована. Гипноз-реальность дал нашим пациентам возможность абсолютного исцеления без рецидивов во многих патологиях, в особенности психического и психосоматического спектра.Ниже я представляю исследования других авторов в подтверждение моих результатов.

Следует ли использовать гипноз для восстановления памяти?

Знание о том, что гипноз может перманентно менять воспоминания, было известно светилам XIX века (напр., Фрейд, Бернгейм, Жане, Форель) в области гипноза и психологии (Laurence & Perry, 1983а, 1988). Действительно, многие примеры гипнотически вызванных ложных воспоминаний  — псевдовоспоминаний  — можно встретить в источниках более чем столетней давности. Но за прошлые 20 лет, или около того, разногласия вокруг вопроса, могут ли техники восстановления памяти искажать воспоминания, разделили исследователей гипноза на два лагеря, так же как и психотерапевтов. Большую часть шумихи можно приписать спорам о точности воспоминаний, восстановленных в ходе исследования жестокого обращения с детьми, о возможности создания множественных или диссоциированных личностей с помощью гипноза и других способов внушения, что широко освещалось в популярных СМИ представителями обеих спорящих сторон (см. Lynn & McConkey, 1998).

Гипноз нередко оказывался на переднем крае и в центре этих противоречий, поскольку является самой широко исследуемой и широко применяемой техникой для восстановления памяти. Обзорное исследование (Poole, Lindsay, Memon, & Bull, 1995) показывает, что приблизительно одна треть выборки (29—34%) психологов в Соединенных Штатах сообщает об использовании гипноза с целью помочь пациентам восстановить воспоминания о сексуальном насилии. Несмотря на возрастающее понимание связанной с гипнозом проблемы псевдовоспоминаний, как показывает наш опыт, даже сегодня к известным терапевтам, искушенным в использовании гипноза, обращаются потенциальные пациенты или их терапевты с просьбой помочь в обнаружении забытых или подавленных воспоминаний. Согласие с таким запросом может привести к производству нового материала, который станет частью структуры памяти пациента. Впрочем, знание природы и податливости памяти указывает на то, что эта опасная процедура может привести к ятрогенному производству ложных воспоминаний (Lynn & McConkey, 1998; Lynn & Nash, 1994).Научно-исследовательская базаНа сегодняшний день среди современных когнитивных ученых существует единодушное мнение  — о том, что повседневные воспоминания по своей природе подвержены ошибкам, причудам и реконструированы (Lynn & McConkey, 1998),  — даже если им не хватает согласия по вопросу, является ли гипноз более опасной процедурой, чем негипнотические методы улучшения памяти.

Мало того, что память подвержена ошибкам, некоторые люди чрезмерно доверяют своим воспоминаниям вплоть до убеждения, что некоторые события, которые не имели места в реальности, произошли на самом деле (Laurence & Perry, 1983b; McConkey, Barnier, & Sheehan, 1998).

Даже в отсутствие гипнотического наведения можно вызвать сложные воспоминания о событиях, которые никогда не происходили. В исследованиях, проводимых на студентах колледжа, от 20% до 50% участников сообщали, что они переживают такие фиктивные события: как будто они (а) потерялись в торговом центре (Loftus & Pickrell, 1995); (b) были внезапно госпитализированы из-за высокой температуры и возможного воспаления уха; случайно пролили бокал вина на родителей невесты на свадебном банкете; выбежали из супермаркета при ошибочном срабатывании системы пожаротушения (Hyman, Husband, & Billings, 1995); © пережили серьезное нападение животного, серьезный несчастный случай в доме, серьезный несчастный случай на улице, серьезную медицинскую процедуру или получили травму от другого ребенка (Porter, Yuille, & Lehman, 1999); (d) над ними издевались, как над детьми (Mazzoni, Loftus, Seitz, & Lynn, 1999); или (e) они летали на воздушном шаре (Wade, Garry, Read, & Lindsay, 2002).

Гипноз никоим образом не устраняет опасности искажения памяти. Наоборот, гипноз может усилить проблему (Lynn & Nash,1994), что проясняют следующие пункты (см. Lynn et al., 2003).

• Гипноз увеличивает явный объем воспоминаний, приводя к большему количеству неправильной, так же как и правильной, информации. Когда продуктивность ответа находится под контролем, гипнотическое воспоминание не более точно, чем негипнотическое (Егае1у1,1994, обзор 34 исследований; Steblay & Bothwell, 1994, обзор 24 исследований), и приводит к усилению уверенности в ответах, которые во время предшествующего теста в бодрствующем состоянии определялись всего лишь как предположения (Whitehouse, Dinges, Orne, & Orne, 1988).

• Гипноз вызывает больше ошибок памяти, чаще появляются нераспознаваемые ошибки, более высокий уровень воспоминаний с ложной информацией по сравнению с негипнотическими методами (Steblay & Bothwell, 1994).

• Ложные воспоминания связаны с гипнотической восприимчивостью. У высокогипнабельных людей существует большая тенденция к ложным воспоминаниям, чем у низкогипнабельных, но даже относительно не поддающиеся внушению участники, включая очевидцев записанных на видео событий, рассказывают о том, чего не было (Lynn, Myers, & Malinoski, 1997).

• Исследования (см. Spanos, 1996; Steblay & Bothwell, 1994) указывают, что загипнотизированные участники, по крайней мере столь же вероятно как и незагипнотизированные, могут запутаться в своих воспоминаниях за счет наводящих вопросов, а иногда показывают дефицит воспоминаний по сравнению с незагипнотизированными участниками. Есть также признаки, что высокогипнабельные люди особенно склонны к ошибкам памяти в ответ на вводящую в заблуждение информацию.

• Как правило, загипнотизированные люди сильнее уверены в точности своих воспоминаний, чем незагипнотизированные (Steblay & Bothwell, 1994). Кроме того, связь между способностью испытывать гипноз и уверенностью в точности воспоминаний была хорошо подтверждена документально, особенно у загипнотизированных участников (Steblay & Bothwell, 1994). Эффект уверенности присутствует не всегда и не является сильным во всех случаях. Впрочем, гипноз увеличивает уверенность не только вточных воспоминаниях. Время от времени загипнотизированные участники могут быть сильно убеждены в ложных воспоминаниях.

• Даже когда участники предупреждены о возможных проблемах памяти, связанных с гипнотическими воспоминаниями, они продолжают сообщать о псевдовоспоминаниях во время гипноза и после него, хотя некоторые исследователи отмечают, что такие предупреждения могут сокращать количество псевдовоспоминаний у людей под гипнозом и без (Lynn, Lock, Loftus, Lilienfeld, & Krackow, 2003).

• Некоторые авторы (D.P. Brown, Scheflin, & Hammond, 1998; Hammond et al., 1995) защищают применение гипноза для восстановления воспоминаний об эмоциональных или травматических переживаниях. Вопреки этой позиции, семь исследований (см. Lynn et al., 1997), сравнивавших гипнотическую память с негипнотической при предъявлении связанных с эмоциональным возбуждением стимулов (например, видеозаписей с несчастными случаями в магазине, изображений фатальных поножовщин, фиктивного убийства, видеозаписи реального убийства), привели исследователей к однозначному заключению: гипноз не улучшает воспоминаний относительно эмоционально возбуждающих событий и уровень возбуждения не влияет на гипнотическое воспоминание.

• Гипноз не обязательно дает больше ложных воспоминаний, чем процедуры негипнотические, но высоко суггестивные или направляющие по своей природе (Lynn et al.,1997). И в самом деле  — любая процедура, вызывающая ожидание того, что точные воспоминания можно легко восстановить, вероятно, должна увеличить явный объем воспоминаний и поддержать уверенность в неточных, так же как и в точных воспоминаниях. Исследование Скобориа и др. (Scoboria, Mazzoni, Kirsch, Milling, 2002) показало, что и наведение гипноза, и использование метода наводящего интервью негативно повлияло на воспоминания участников.

Хотя гипноз часто используют, чтобы способствовать возрастной регрессии, он может искажать воспоминания о событиях раннего возраста. Несколько исследователей (Nash, Drake, Wiley, Khalsa, & Lynn, 1986) попытались подтвердить воспоминания участников, которые были частью проведенного эксперимента регрессии возраста.

Данный эксперимент включал в себя возрастную регрессию (для участников под гипнозом) и ролевую игру (для контрольной группы), где участники в возрасте «трех лет» находились в успокаивающем присутствии своей матери. Во время эксперимента участники сообщали об идентичности их временных объектов (например, одеял, игрушечных мишек). Проверка точности воспоминаний с помощью третьей стороны (отчеты родителей) была получена для 14 загипнотизированных участников и 10 участников контрольной группы. Участники гипнотической группы реже могли идентифицировать действительно ис-

пользуемые объекты из прошлого, чем участники контрольной группы. Воспоминания участников, находившихся под гипнозом, соответствовали сообщениям их родителей только в 21% случаев, тогда как сообщения участников контрольной группы были подтверждены их родителями в 70% случаев.

В другом исследовании (Sivec, Lynn, & Malinoski, 1997) у испытуемых вызывали возрастную регрессию к возрасту пяти лет и внушали, что они играют с куклами Cabbage Patch (для девочек) или с игрушечными воинами He-man (для мальчиков). (Такие игрушки начали выпускать только через 2—3 года после возраста-мишени регрессии.) Половина испытуемых получила инструкции регрессии возраста под гипнозом, а другая половина испытуемых получила внушения регрессии  — без него. В то время как ни один из незагипнотизированных людей не оказался под влиянием внушения, 20% испытуемых под гипнозом оценили воспоминание как реальное и были уверены, что событие произошло в возрасте, к которому они регрессировали.                                                                          • Поиск травматических воспоминаний может расшириться на события, происходившие задолго до рождения (см. Mills & Lynn, 2000). Регрессивная терапия прошлой жизни основана на предпосылке, что травмы, произошедшие в предыдущих жизнях, вносят свой вклад в текущие психологические и физические симптомы. Например, психиатр Брайен Вейсс (Brian Weiss, 1988) опубликовал широко разрекламированную серию случаев, в которых его загипнотизированные пациенты регрессировали по возрасту, чтобы вернуться к происхождению современной проблемы. В состоянии гипнотической регрессии пациенты сообщали о событиях, которые Вейсс интерпретировал, как берущие свое начало в предыдущих жизнях.

Что нам делать с яркими и реалистичными сообщениями о прошлых жизнях? Надежна ли информация, восстановленная из прошлой жизни? Если бы было так, это явилось бы явным свидетельством того, что гипноз  — эффективная техника регрессии возраста и что прошлые жизни действительно реальны. Как бы то ни было исследования не подтверждают такой возможности. Спанос и др. (Spanos, Menary, Gabora, DuBreuil, & Dewhirst, 1991) установили, что информация, которую сообщали испытуемые о конкретных периодах времени в продолжение их гипнотической регрессии возраста, почти всегда была ошибочна. Так, один испытуемый, который регрессировал кдревним временам, утверждал, что был Юлием Цезарем, императором Рима, в 50 до н.э, даже при том, что обозначения до н.э и н.э. были приняты на несколько столетий позже, и при том, что Юлий Цезарь умер за несколько десятилетий до первого римского императора. Спанос и коллеги (1991) одним испытуемым говорили, что их прошлые воплощения, возможно, отличались по полу, культуре или расе от существующих, тогда как другим испытуемым никакой предгипнотической информации не предлагалось.

События прошлой жизни испытуемых были детально разработаны, адаптированы к наведенным ожиданиям об идентичности прошлой жизни (напр., пол, раса) и менялись в зависимости от полученной участниками предгипнотической информации о степени жестокого обращения с детьми во время прошлых исторических периодов.

Резюмируя сказанное, гипнотически наведенные переживания прошлой жизни  — это фантазии, построенные на основании доступных культурных рассказов о прошлых жизнях, на известных или предполагаемых фактах касательно исторических периодов, а также на сигналах, присутствующих в гипнотической ситуации (Spanos, 1996).

Почему гипноз увеличивает риск ложных воспоминаний?

Свободный поток воображения и фантазии  — обычная реакция на гипнотическое наведение. Фактически, одно из главных требований гипноза  — фантазировать и воображать наряду с внушенными событиями и отказаться от критической, аналитической позиции в пользу непосредственного переживания внушенных событий (Lynn, Martin, & Frauman, 1996). Управляемое воображение даже без гипноза может вызывать беспокойство, потому что люди часто путают реальные и воображаемые воспоминания, особенно когда воспоминания изначально неясные или недоступные (Hyman & Pentland, 1996). Значительное число исследований показало, что простое воображение события участниками может привести к формированию ложных воспоминаний.

Уверенность в том, что фиктивные события происходили на самом деле, как правило, усиливается, после того как эти события были мысленно представлены. Это явление называют раздутым воображением, и оно неоднократно демонстрировалось (обзор, Garry & Polaschek, 2000).

Помимо воображения, в формировании ложной памяти, вероятно, играет роль вера людей в гипноз. Рассказывая о том, что вспомнилось во время гипноза, люди обычно явно или неявно показывают, что убеждены в точности полученной информации. Убеждения людей всегда формировали их гипнотический опыт. Когда люди полагали, что конвульсии являются непременным условием гипноза, они бились в конвульсиях. Когда они думали, что гипноз требует транса, они входили в транс. Каталепсия и спонтанная амнезия были признаками гипноза, но только среди людей, которые верили, что от них этого ждут. Многие люди полагают, что гипноз усиливает память, и эта вера приводит к тому, что они чаще принимают свои конфабуляции за воспоминания (Whitehouse et al., 1988). Соединение усиления фантазии и снижения объективности, обычно наряду с поддерживаемым убеждением, что гипноз усиливает воспоминания, может вызвать смешение фантазии с исторической действительностью и стойкое убеждение, что воображаемые события произошли на самом деле.

Профессиональные общества

Наша пессимистическая оценка гипноза по части восстановления воспоминаний была отражена профессиональными обществами, включая подразделения и целевые группы Американской психологической ассоциации (АРА, 1995) и Канадской психиатрической ассоциации (СРА, 1996). Американская медицинская ассоциация (АМА, 1994) заявила, что гипноз должен использоваться в судебном контексте только в целях получения сведений. Однако гипноз следует использовать в судебном контексте только в том случае, если возможно подтвердить любые воспоминания, полученные с помощью гипноза, и только при соблюдении строгих процедур,чтобы гарантировать, что применялись надлежащие следственные процедуры, не вызывающие наведения.

Иногда утверждают, что подлинность памяти не так уж и важна, и какое дело, правдив ли ее рассказ. Согласно этому представлению, если восстановление памяти терапевтично, не имеет значения, верно ли оно. Утверждение о том, что восстановление памяти терапевтично  — непроверенное и сомнительное предположение.

А вот утверждение, что ложная память может иметь негативные последствия, неоспоримо. В частности, это может привести к разрушению семейных связей. Вот почему использование гипноза для усиления или восстановления памяти редко оправдано. Если исключительные обстоятельства приводят к решению, что гипнотическое исследование предполагаемых забытых воспоминаний оправдано, оно должно быть предпринято только с соблюдением следующих предосторожностей:

• В рамках обоснованного согласия расскажите пациентам о риске искажения памяти и нежелательности действий вне терапевтического контекста (например, в суде) на основании того, что они вспомнят. Пациенту нужно сказать, что часто, не гарантируя правдивости воспоминаний, гипноз может вызвать чрезмерную уверенность в ошибочном принятии фантазии за реальное воспоминание. И кроме независимого подтверждения  — нет никаких способов оценить правдивость видимого воспоминания. Затем нужно сообщить пациенту, что, подвергаясь гипнозу для того, чтобы получить или подкрепить память, на основании этого он может быть лишен права свидетельствовать в суде в некоторых американских штатах.

• Предупредите пациента, что вспоминание травматических событий из детства не поможет ему автоматически  — или даже легко  — разрешить его трудности.

• Тщательно избегайте наводящих и суггестивных вопросов.

• Если пациент восстанавливает память во время гипноза или вне гипнотического контекста  — оцените степень доверия воспоминанию. Примите во внимание внушаемость пациента и характер процедур, использованных для раскрытия памяти (Lynn, Kirsch, & Rhue, 1996).

В качестве альтернативы гипнотерапевт мог бы рекомендовать пациенту ориентировочно принять взгляд, что предполагаемый случай действительно некоторым особым образом происходил на самом деле, хорошо понимая при этом, что эта гипотеза бездоказательна. Если бы это была правда, как это меняет текущую жизнь пациента? Что он может с этим сделать? Как это препятствует или способствует решению и купированию его текущих проблем? Эти вопросы могут сопровождаться временным принятием гипотезы, что событие не происходило или что оно произошло как-то иначе. Каковы последствия этой гипотезы для текущих дилемм пациента?

Подобный процесс может устранить потребность устанавливать, что же произошло на самом деле. Все же, если внешняя сторона воспоминаний крайне невероятна, гипнотерапевт не должен смущаться того, чтобы попытаться подтвердить их посредством свидетелей или других средств, хотя мы признаем, что во многих случаях это может оказаться невозможным или клинически неблагоразумным. Крайнее мнение по этому вопросу состоит в том, что использование гипноза для восстановления памяти  — это азартная игра. Нам трудно представить себе ситуацию, в которой такая игра стоила бы риска.

 

Источник: * http://www.rushypnosis.ru/page/article-blinkov-hypnosis-memory

Автор записи: Askhont

Если вы заметили орфографическую ошибку, пожалуйста, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Похожие записи:
Оставить комментарий


Подписаться, не комментируя

Система Orphus