Что такое гипноз?

Долгое время учение о нейробиологических механизмах, лежащих в основе гипноза, оставалось без должного внимания. Но в конце ХХ века оно начало стремительно развиваться. Однако основные элементы мозайки этого учения складываются постепенно и поэтапно.

Бруно Суарез, врач-рентгенолог, руководитель Центра сканирования и МРТ в Тие (Парижский регион), преподаватель гипноза и нейронаук на Медицинском Факультете Париж XI, а также  Лиможе и Монпелье.
перевод с французского — Людмила Кулинич, Ксения Шумская
Гипноз является символичным для  когнитивных наук  — это  субъективный опыт, который трудно описать,  как, например, сознание или боль. Но  если каждый «знает», что такое  сознание или боль, то, не имея возможности точно сказать, в чем заключается гипноз, он часто остается тайной  и связан с многочисленными стереотипами. Что  сделать, чтобы определить сложное понятие? Один из способов – объяснить, чем оно не является.  Рассмотрим, соответственно, различные направления исследований,  имеющих целью определить, что такое  гипноз, и результаты этих  исследований.  Собрав воедино заключения данного обзора, мы увидим, что гипноз есть  особое состояние сознания.
 Напомним, прежде всего, как протекает сеанс гипноза. Гипнотический транс может быть спонтанным или наведенным терапевтом. Гипноз проходит три фазы – наведение транса (вводная фаза), которая позволяет запустить гипнотический процесс, терапевтическая фаза, во время которой врач дает пациенту  установки на изменение и выздоровление, и, наконец, выход из транса. Чтобы начать гипнотический сеанс, терапевт предлагает субъекту  вспомнить о чем-то приятном. Он сопровождает его в этом воспоминании, говоря с ним спокойно, настаивая на том, что воспоминание и связанные с ним ощущения являются приятными.Субъект  испытывает ощущение постепенно наступающего блаженного состояния. Он спокоен, мускулы его лица расслабляются, глаза закрыты или полузакрыты. Наблюдается  моргание век, непроизвольные мышечные сокращения  или клонии  (иногда даже небольшие подрагивания мышц), и постукивания указательным пальцем. Дыхание и глотание изменяются, становясь  более  спокойными,  или ускоряются, в зависимости от  воспоминания и связанных с ним эмоций.  Эти два действия  продолжают оставаться спонтанными, но автоматизмы, которые их  регулируют, меняются. Ощущение мышечной усталости исчезает, и субъект  может без усилий  удерживать конечность в поднятом состоянии; это явление называется  каталепсией. Чувственные восприятия кажутся более  ясными и точными во время гипноза. Терапевт внушает субъекту, что  его расстройство (боль или стресс, например) уменьшается, затем исчезает. Наконец, по истечении нескольких минут он возвращает его к реальности. Гипнотический процесс является  переходным, обратимым и приятным.
Изменяемая  чувствительность
Гипноз имеет долгую историю, отмеченную несколькими известными личностями. Назовем в числе современных американца Кларка Халла (1884-1952 гг.), франко-американца Андре Вайценхоффера  (1921-2005гг.) и американца Эрнеста Хилгарда (1904-2001гг.), которые показали, что гипноз сопровождается  изменением объема внимания  и чувственных восприятий, а также искажением восприятия времени. Они выявили, что порог восприятия боли увеличивается (при увеличении порога, боль должна быть более сильной, чтобы быть ощутимой). Эта повышенная устойчивость к боли называется гипноанальгезией. Большая часть исследований по  гипнозу  в науках о нервной системе была проведена на здоровых людях, легко поддающихся гипнозу.  Эти субъекты  выбирались   проведением  небольших тестов,  помогающих определить стандартным способом  их чувствительность к гипнотическим внушениям по так называемой шкале  внушаемости. В общей численности населения 10% людей мало восприимчивы к гипнозу, 80% легко поддаются гипнозу и 10% очень легко загипнотизировать.
 Можно  ли  с помощью средств  визуализации головного мозга выявить неврологические признаки, присущие  гипнозу? Самые последние исследования направлены на поиск отличия мозговой активации, присущей гипнотическому трансу, который происходит в фазе наведения, от той, которая за ней следует, и соответствующей фазе внушаемости, когда терапевт отдает «приказы» субъекту. Сегодня, и мы еще вернемся к этому вопросу, визуализация дает нам пока мало информации о нейробиологических механизмах гипноза,  но  оказывается ценным инструментом для изучения этого состояния.
1. В гипнозе работа мозга изменяется и не походит ни на одно известное состояние. Кажется, что устанавливается что-то вроде умственной текучести, но пока еще не понятно, что является причиной  этого  психического состояния.
В нескольких словах
субъект в гипнозе, кажется,  спит, мечтает или медитирует. Но записи мозговой деятельности, связанной с этими тремя состояниями, показывают, что гипноз не соответствует ни одному из них.
 • Возможно  существование  различных схем активации мозга во время гипноза, но некоторые области оказываются систематически задействованными.
. • Некоторые исследования направлены на то, чтобы лучше понять, что представляет собой состояние, связанное с гипнозом, другие – на уточнение роли внушений, которые делает терапевт во время сеанса.
• Гипноз, который является особым состоянием сознания, может быть использован для изучения сознания и неосознаваемых процессов.
Как протекает сеанс гипноза
В рамках типичного сеанса гипноза субъект сидит, положив руки на колени. Терапевт начинает с постановки перед ним задачи сеанса, например, снизить интенсивность хронической боли.
Он предупреждает пациента, что в любой момент он может прервать сеанс — ему достаточно будет открыть глаза. Затем он просит его закрыть глаза  и осознать положение своего тела, затем звуки окружающей среды. Эта фиксация внимания знаменует начало фазы активации гипнотического  процесса. Затем терапевт просит субъекта вспомнить что-нибудь приятное, произошедшее недавно или в прошлом. Пациент может тогда описать в нескольких словах воспоминание или просто сообщить, что он его нашел.
 После этого терапевт начинает наведение, используя лексический регистр и выражения субъекта. Он упоминает о запахах, о цветах, о звуках, одним словом, обо всех ощущениях, связанных с воспоминанием и  о которых субъект может вспомнить. Сеанс – это  «диалог» между терапевтом и пациентом. Терапевт задает вопросы, а пациент отвечает «да «, поднимая, например, палец. Даже если субъект не говорит, он выражает эмоции во время этого диалога. Заметив положительные эмоции (мимику лица, жесты, например), терапевт использует их при внушениях или метафорах, указывающих путь от проблемы  к её  решению. Тем самым он инициирует изменение.
Самые  полезные метафоры предоставляет сам пациент, когда он описывает свои проблемы в начале сеанса. Например, человек, страдающий мигренями, описывая свои боли, говорит о тисках, которые ему дробят голову. В ходе сеанса терапевт расскажет историю и упомянёт о тисках, которые разжимаются. Он может также использовать образ регулятора интенсивности, который субъект  может обнулить. В конце сеанса терапевт рекомендует пациенту проводить самовнушение дома, затем он просит его глубоко вздохнуть, открыть глаза и потянуться, чтобы переориентировать свое сознание на реальность текущего момента. Напомним концепцию, на которую необходимо еще раз обратить внимание: как только фраза или действие задевают физически или морально субъекта в состоянии гипноза, он незамедлительно выходит из него.
Ни сон, ни мечтательность
Как мы уже об этом говорили, начнем с анализа результатов, полученных при проведении  различных исследований,  которые опровергили некоторые гипотезы, имеющие целью  ответ на вопрос: «что такое гипноз»? Например, в начале 1930-х годов Халл, профессор психологии в Йельском Университете, первым  показал, что загипнотизированный субъект  не спит. Мы уже упоминали о том, что у субъекта, находящегося  под гипнозом, глаза,  как правило,  закрыты, но движения глаз отличаются от быстрых движений, наблюдаемых во время фазы парадоксального сна. Кроме того, электроэнцефалограммы, записанные  во время различных фаз сна, отличаются от ЭЭГ,  записанных во время гипноза.
Второй проверяемой гипотезой была так называемая гипотеза  «режима  по умолчанию». В  этом состоянии не думается  ни о чем конкретном,  сознание блуждает от одной мысли к другой, вы грезите наяву. Поверив в то, что мозг находится в этом состоянии в покое, мы узнаем сегодня, что  режим по умолчанию соответствует интенсивной  мозговой  деятельности. В 2009 году, Уильям Maк Гоун, психолог из команды Ирвина Кирша в Университете Халла, Великобритания, показал, что активность мозга во время гипноза отличается от деятельности мозга во время мечтательности. Он провел  функциональную магнитно-резонансную  томографию у субъектов в фазе наведения гипноза  и констатировал  снижение активности мозга в областях, которые характеризуют режим по умолчанию, и её увеличение  в других областях, т.е. гипноз не является синонимом мечтательности.
Таким образом, речь не идет ни о сне, ни о мечтательности.  А медитация? Известно, что гипноз и медитация являются двумя старыми и испытанными методами  лечения.  Медитация рекомендуется традиционной азиатской медициной (индийской, китайской, тибетской). Она направлена на  то, чтобы успокоить субъекта, который её практикует. Конечной целью гипноза является облегчение симптома, в частности, боли. Даже если загипнотизированный или медитирующий субъекты, когда вы смотрите на них, оба похожи на спящих, их мозговая активность значительно отличается от той, которая сопровождает сон. К тому же профиль ЭЭГ, записанной во время медитации, не совпадает с  профилем, характеризующим гипноз, и мелкие непроизвольные движения, специфичные для гипноза, отсутствуют при медитации. Более того, по мнению людей, владеющих этими двумя  методами — это два различных  психических  переживания.
2. Активность  различных областей мозга меняется  в гипнозе :
передняя поясная  кора, предклинье, затылочная кора, височная кора  и так называемые экстрастриарные области зрительной коры.  Такая активность отличается от зарегистрированной при состоянии покоя (b — d). Показано, что области, активированные, когда человек не думает ни о чем особенном, существенно отличаются от профиля активации, связанного с гипнозом. Гипноз не является состоянием режима по умолчанию.
Особая нейронная активность?
Поскольку  записи мозговой деятельности имеют свою особенность, резонно спросить: существует ли  характерные неврологические признаки  гипноза? Констатируем, что мозговая деятельность в процессе гипноза меняется в зависимости от внушений, которые делаются  субъекту, и типа приятного воспоминания, которое человек выбирает. Кроме того,  некоторые субъекты имеют предпочтительную систему чувств (видение, обоняние, слух, и т.д.), что оказывает влияние на тип  умственных образов, возникающих, когда их просят думать о приятном воспоминании. Следовательно,  мозговая активация меняется, как это показали в 1999 году Пьер Маке и его коллеги в  исследовании, проведенном в  Научно-исследовательском центре  «Циклотрон» Льежского Университета в Бельгии.
Вероятно, существует несколько типов матриц активации коры головного мозга  в процессе гипноза. Несмотря на эту вариантность, отмечаем константы, то есть некоторые зоны, которые  активируются предпочтительным образом: передняя поясная кора, которая играет ключевую роль в процессах внимания и когнитивном контроле;  предклинье (часть теменной доли, называемой также  четырехугольной долей Луи Ашиля Фовилля), затылочная кора, височная кора и так называемые экстрастриарные области зрительной коры. Эти зоны связаны со способностью  мозга производить мысленные образы. Они могут реагировать на  изменения  чувственных восприятий, использование образов, ассоциирующихся  с воспоминанием, и изменения моторной команды, наблюдаемые во время сеанса гипноза. Таким образом, несмотря на невозможность уточнить, какой нейробиологический механизм ответственен за гипноз, известно, какие  области  активируются во время процесса.
Уже упоминалось, что с помощью  гипноза можно значительно воздействовать на боль. Он позволяет вдвое снизить острые или хронические белезненные ощущения. Как и для  других, уже упомянутых  аспектов, остается неясным, как гипноз воздействует на боль, но было показано, что существует модуляция боли на периферическом уровне, то есть в спинном мозге. Еще в  1963 году шведские нейрофизиологи показали, что гипноз снижает рефлекс, который заставляет нас отдергивать конечность в случае боли, и который управляется  нервными окончаниями, расположенными в спинном мозге.
В 1997 году  Пьер Рейнвиль из Университета Монреаля, в Канаде, показал с помощью метода визуализации (позитронно-эмиссионная томография, ПЭТ), что гипноз действует также на  центральные пути проведения  болевой чувствительности  (на уровне головного мозга). Чтобы облегчить боль, терапевт дает установки на интенсивность чувств. В своем опыте, П. Ренвиль  нагревал субъекту руку. Ощущение боли активировало  соматосенсорную кору (область идентификации боли), и это отражалось в ПЭТ. Затем, нейробиолог внушал субъекту под гипнозом способ уменьшить свою боль: «Вы можете повернуть воображаемую ручку, чтобы уменьшить интенсивность ощущения». Он констатировал, что активность соматосенсорной коры уменьшалось.
Более того, субъекту говорили: «Вам все более и более комфортно, это ощущение вас не беспокоит». Такие внушения, направленные на смягчение неприятного чувства, снижали  активацию передней  поясной коры — зоны,  участвующей  в эмоциональном  и аффективном аспектах боли. Таким образом, гипноз воздействует на чувствительную (рецепторную) составляющую боли, а также на ее эмоциональную составляющую. В 2003 году  Мари-Элизабет Фэмонвиль из больницы Льежа показала с помощью визуализации (посредством функциональной магнитно-резонансной томографии (ФМРТ), что гипноз действует на уровне ствола головного мозга, и, в частности, на уровне околоводопроводного  серого вещества —  ключевом центре восприятия боли. Он изменяет проводимость в центры, отвечающие за восприятие боли: околоводопроводного серого вещества, передней поясной коры, островка и соматосенсорной коры. Было установлено, что внушения на обезболивание, являются намного более эффективными, когда они делаются во время гипнотического транса, чем во время бодрствования.

(Достаточно произнести слово, напоминающее о боли, чтобы активировать у субъекта, который его слышит, области мозга, отвечающие за  боль; врачи должны избегать этого.)

3. Большая часть животных например, собаки, куры кролики и, в данном случае, лев поддаются гипнозу. Это явление можно вызвать, пристально глядя на зверя, или нарушив его вестибулярный аппарат (который обеспечивает равновесие). Это  может также проявиться спонтанно в случае большого испуга, когда зверь чувствует опасность – он замирает, претворяясь мертвым
Сила слов
Итак, слова оказывают  гораздо больший  положительный эффект во время гипнотического транса, чем во время бодрствования. Могут ли они иметь отрицательный эффект или эффект ноцебо? В 2005 году Эльвира Ланг из Бостонского медицинского центра Бет Израэль Деаконесс, засняла на пленку свою бригаду во время хирургических вмешательств, проводимых  в операционном блоке под местным наркозом. Ей пришла в голову идея измерить показатели боли и тревоги пациентов, в зависимости от  слов, произносимых её  врачами. Она выявила ухудшение этих показателей, когда лечащий персонал произносил классические фразы: «Не бойтесь, не волнуйтесь, вам не будет больно.» Таким образом, произнесения одного слова, которое напоминает о  боли, достаточно для активации у субъекта, который его слышит, зон мозга, отвечающих за боль. После этого исследования, вся её бригада прошла обучение гипнозу и использует его в  операционном блоке. То есть, врачи используют успокаивающие слова, вызывая  приятные воспоминания, которые призваны снизить тревогу оперируемого пациента.
 Ни одно из этих исследований не выявляет нейробиологического механизма гипноза и не уточняет как он действует. Тем не менее, как мы это видели, доказано, что он воздействует на болевое ощущение. Рассмотрим, как он воздействует на когнитивные способности.
Когнитивные способности под гипнозом.
Во время гипнотического процесса, функционирование мозга становится  как бы более текучим. В 2005 году Амиру Разу, психиатру из Корнельского университета в Нью-Йорке, пришла в голову идея провести  тест Струпа на субъектах, прошедших сеанс гипноза, и проследить за функционированием их мозга с помощью ФМРТ. Тест, разработанный психологом Джеймсом Струпом в 1935 году, заключается в том, чтобы быстро сказать какого цвета буквы в слове, называющем другой цвет. Например,  пишут слово «красный»  синими чернилами, что создает  конфликт в  мозгу:  спонтанно мы склонны прочитать слово («красный»), тогда как  здесь необходимо указать цвет (синий). Чтобы пройти тест, необходимо подавить спонтанный ответ (написанное слово). В исследовании  А. Раза, тест Струпа успешнее прошли люди, которые были загипнотизированы.
И, наоборот, показатели рабочей памяти хуже. В  2011 году Николас Якобсон из Университета Трумэна в США попросил студентов запомнить текст во время сеанса гипноза и в состоянии бодрствования. В «группе гипноза» результаты были хуже. Это исследование подтверждает явления постгипнотической  амнезии. Действительно, констатируем, что рабочая (мгновенная) память функционирует хуже во время гипноза. Субъект  не помнит всего, что  ему сказал  врач, который может даже внушить пациенту  забывание: «  Вы сохраните в памяти об этом сеансе только то, что вам покажется наиболее полезным для проведения последующего самовнушения дома». Это  легко проверить, попросив субъекта  под гипнозом запомнить  ряд  слов или цифр, названных во время сеанса, затем восстановить его  30 минутами позже: субъект не сможет этого сделать. Напротив, автобиографическая память – память о событиях, пережитых субъектом — освежается  гипнозом, так как субъекты вновь переживают свои воспоминания во время сеанса. Старые  воспоминания не нарушаются.
Наконец, гипнотический процесс ухудшает восприятие времени: пациенты недооценивают реальную продолжительность сеанса гипноза. Внутренние часы теряют регулировку во время гипнотического транса, создавая у субъекта  впечатление, что время течет медленнее.
Гипноз — эффект плацебо?
Известно, что 10 процентов взрослых и 20 процентов детей можно вылечить «медикаментом», не содержащим никакого  активного ингредиента, но, который оказывает  свое воздействие только потому, что субъекту внушают мысль о его эффективности. Болеутоляющий эффект, полученный от таблетки плацебо, является результатом высвобождения эндорфинов, веществ, аналогичных морфину, которые организм вырабатывает естественным путем. Доказать это можно путем введения субъекту  вещества, которое блокирует рецепторы эндорфинов, налоксон, с этого момента эндорфины, которые не могут больше фиксирваться на своих  рецепторах, не оказывают  уже обезболивающего действия и  плацебо перестает быть эффективным.
 Так, при некоторых патологиях гипноз является гораздо более эффективным, чем самое  совершенное  медикаментозное  лечение, которое  само по себе является более эффективным, чем плацебо. Действует ли  гипноз как плацебо? Чтобы выяснить это, в 1983 году Дэвид Шпигель из Стэнфордского университета, ввел налоксон субъектам. Он показал, что анальгезия, полученная при  гипнозе, не блокируется этим веществом. Из этого следует, что гипноз не оказывает свое обезболивающие действие  с помощью эндорфинов (или, по крайней мере, не только через них).
Особенности моторики
Во время гипнотического процесса могут возникать спонтанно или при наведении  некоторые любопытные движения. Они касаются дыхания, глотания, движений глаз и конечностей. Могут появиться клонические судороги, явления левитации конечностей и движения покачивания. Моторикакишечникатакжеможет изменяться.
Как изменяется  управление движением во время  гипноза ? В 2009 году с Бернаром Бюссель, который руководит Лабораторией движения в больнице Раймона  Пуанкаре в Гарше (Университет Западный Париж), мы изучали кортикоспинальный путь, который управляет конечной фазой движений. Выполнение движения осуществляется в три фазы: намерение осуществить движение (решаем взять карандаш), подготовка движения (протянуть руку, вытянуть  предплечье, открыть кисть, взять  карандаш между большим и указательным пальцами) и выполнение движения. Меняет ли гипноз  этот сценарий? Исследование, которое мы провели  с Робером Карлье и Оливье Даниелем  из  Отделения рентгенологии больницы в Гарше на здоровых добровольцах, осуществляющих движения сгибания запястий  под гипнозом, показало особую активацию мозжечка, передней поясной коры, теменных долей и височных долей.
Сьюзен  Блэкмор, Давид Оукли и Крис Фрит из  Института нейронаук «Велком» (Wellcome) в Лондоне констатировали подобные активации во время исследования, проведенного  в 2003 году с использованием  позитронно-эмиссионной томографии (ПЭТ). В то же время, при помощи транскраниальной  магнитной стимуляции моторной коры  мы зарегистрировали мышечную деятельность субъекта во время бодрствования  и гипноза. Записи не показали никакого изменения конечной фазы движения в процессе гипноза. На основании этих экспериментов делаем вывод, что предварительные фазы движения изменяются под действием гипноза, а  фаза выполнения нет.
Исследование внушения  паралича под гипнозом оказалось также весьма поучительным.  В 2009 году  Ян Кожан  и команда Патрика Вюйлемье из Женевского Университета  исследовали гипнотический паралич. Во время сеанса  гипноза, терапевт говорил субъекту, мозговая деятельность которого регистрировалась ФМРТ: «Ваша рука все тяжелеет и тяжелеет, вы больше не можете ею двигать». Затем бригада сравнила снимок его мозга со снимком мозга субъекта, которому говорили: «Сделайте так, как если бы вы не могли двигать  рукой».
Они показали, что гипнотический паралич активирует нейронную сеть, значительно отличающуюся  от той, которая  задействуется при симулированном  параличе. Таким образом, намерения совершить движение – но, не его выполнение,  – были сохранены, несмотря на внушение паралича. Можно резюмировать ситуацию  следующим образом: у субъекта, которого просят поднять руку, часть  коры головного мозга, отвечающая  за движение, активируется, так же как и кортикоспинальный путь, который инициирует  движение. Но, во время  гипноза   дана установка  не двигать  рукой. Как нейтрализуется   команда на движение? Фронтальной корой, которая, как можно  констатировать, является  центром интенсивной активности. Итак, эта область отвечает за контроль осуществления задач, именно она запрещает осуществление движения, начатого моторной корой.
Напротив, при симулированном параличе движение не начато  - моторная кора не активируется. Таким образом, гипноз  не тормозит подготовку движения, а его выполнение. Загипнотизированный субъект будет находиться  в положении гиперконтроля. В другом исследовании, та же самая швейцарская команда изучила пациентов, страдающих  истерическим параличом, и показала, что в этом случае  речь шла о состоянии мозга, отличном от  состояния при симуляции и при гипнозе. Проведя это исследование, они решили старую медицинскую загадку, которой уже более 100 лет,  и окончательно опровергли утверждение  Шарко, который претендавал на то, что  может  воссоздать  истеричный паралич с помощью гипноза.
Гипноз и синестезия
Когда мы закрываем глаза, примерно  17 отдельных областей мозга, которые позволяют нам видеть мир в трех измерениях, анимированный, цветной и рельефный, приходят в состояние покоя. Мозг в этом случае может работать по-другому, и закрытием глаз пользуются  во время гипноза. В 2000 году, Стивен Косслин, профессор психологии Гарвардского Университета, решил изучить активацию мозга с использованием  позитронно-эмиссионной томографии у людей в гипнотическом процессе, которым он показывал панели, изготовленные из цветных прямоугольников и квадратов. Затем Стивен Косслин просил субъектов представить себе, что панель была черно-белой. Во время  гипнотического процесса, субъектам удавалось дезактивировать  затылочную область, отвечающую за  распознавание цветов, что не получилось  в состоянии бодрствования. В 2012 году Уильям Maк Гоун из Университета Халла, вернулся к  протоколу, предложенному С Косслином, и показал с  помощью функциональной магнитно-резонансной томографии, что загипнотизированный человек, мог видеть синий помидор, красную траву или фиолетовый снег. Внушаемость помещает области восприятия мозга под контроль речевых зон, а не  сетчатки и зрительного нерва. Это исследование показывает, что мозг может запутать свои собственные структуры  и сообщения, полученные в реальности, и что мозг будет создавать столько цветов, сколько  он их воспринимает. Действительно, некоторые люди способны соединить две сенсорных модальности (запах и звук, количество и цвет, и т.д.): они являются спонтанными синестетами. До 2009 года не было известно, является ли  это явление врожденным или ему можно научиться. Психолог Руа Коэн Кадош из Лондонского Университета, провел исследование с использованием гипноза у пациентов, которые не являлись синестетами. Во время сеанса  он внушал: «каждый раз, когда вы увидите цифру «3»,  будет появляться красный цвет». И после сеанса пациенты, читая цифру «3», видели появление красного цвета. Более того, при проведении тестов субъекты, участвовавшие в  исследовании, как и синестеты, не могли различить цифру «3», написанную на красном фоне. Таким образом, гипноз позволил показать, что синестезия не основывется исключительно на генетической предрасположенности, но  может быть приобретена. Будет ли это полезно для художников?
Окно в сознание
Все эти результаты позволяют постепенно очертить  специфичность механизмов, которые лежат в основе  гипноза. Последняя грань также исследованна — психологическое состояние, которое сопровождает этот процесс. Так, в 1960 году Эрнест Хилгард, профессор психологии Стэнфордского  Университета изучал анальгезию во время гипноза к действию холода. Субъекты должны были опустить  руку в ледяную воду. Благодаря установкам на анальгезию, которые давал Э. Хилгард, они продержали руку в воде, не подавая признаков боли, в два раза дольше, чем в состоянии бодрствования. Затем Э. Хилгарду пришла идея попросить их выполнить  автоматическое письмо. В действии такого типа субъект должен говорить или беседовать и одновременно писать,  не гдядя на свой лист, и не пытаясь строить свой текст. Письмо является автоматическим в прямом  смысле слова.
Э. Хилгард с удивлением обнаружил, что испытуемые писали фразы типа: «Холодно, вытащите мою руку отсюда», как будто мозг неосознанно чувствовал  потенциальную опасность холода. Согласно теории, называемой неодиссоциацией, во время гипноза сознание делится на несколько «каналов», записывающих информацию параллельно. Часть мозга, называемая «скрытым наблюдателем», будет непрерывно записывать все, что полезно для хорошего самочувствия  субъекта. Этот тип функционирования,  который необходимо уточнить, может  объяснить, почему, под гипнозом субъекты  выполняют поразительные задачи, на которые они считали себя неспособными. Тем не менее, они  спонтанно выходят из гипнотического транса, когда  физическая целостность их тела находится под угрозой или до того, как выполнить действие, которое расходится с  их  моральными или социальными нормами.
Как видим, гипноз стал предметом многочисленных научных работ, опубликованных в международных журналах высокого уровня. Они сосредоточены, главным образом, на изучении нейробиологических механизмов гипнотического процесса и влиянии внушений на мозг.  Гипноз исследуется не только сам по себе, поскольку еще плохо понятно, в чем заключается это особое состояние сознания, но он также используется в качестве инструмента, чтобы раскрыть механизмы, которые лежат в основе, например, память и забывание, синестезия, боль, цветовое зрение, галлюцинации, или … сознание. Сегодня неврологи, которые изучают сознание, затрудняются предложить удовлетворительную нейробиологическую модель этого явления. Поэтому они рассчитывают   использовать гипноз – особое  состояние сознания —  для изучения … сознания.
Источник: * http://www.rushypnosis.ru/page/article-suarez-2013
Автор записи: Askhont

Если вы заметили орфографическую ошибку, пожалуйста, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Похожие записи:
Оставить комментарий


Подписаться, не комментируя

Система Orphus