Польза и вред гипнотического транса

О пользе и вреде гипноза, а также о том, что это вообще такое, есть множество — сотни статей в сети интернет. Да и просто в каждой газете, раз на раз, конечно не попадая, но встречаются статьи о гипнозе, гипнотизёрах и обо всём, связанном с этим.

Но поскольку гипноз признан медициной, им пользуются, есть много положительных результатов, то почему бы не дать слово настоящему учёному, который без лишней воды чётко и ясно бы ответил на вопросы, интересные среднестатистическому человеку, а также более углублённые, но тем и интересные.

Л.З.Левит «Интервью с частным психологом».
Глава «В глубоком трансе»

 

Поговорим о гипнозе и других измененных состояниях сознания. Для чего психолог должен владеть техниками гипнотизации пациента?

Состояние гипноза или, как сейчас модно говорить, транса имеет ряд преимуществ и для клиента, и для психолога. Если в «обычном» интервью пациент нередко спорит с психотерапевтом, может даже его обругать, то в трансе он пассивен, а значит, более восприимчив к получаемым внушениям.

Вы употребили термины «гипноз» и «транс». В чем их различие?

Слово «гипноз» ассоциируется с более жестким, командным воздействием на пациента (более директивным, как говорят специалисты). У меня есть знакомый, который работает психиатром в тюрьме. Недавно я побывал на его гипнотическом сеансе. Одна из стандартных фраз сеанса «Вы не можете пошевелиться» прозвучала с таким напором, что я понял: если пошевелюсь, меня побьют. Это директивный гипноз, когда гипнотизер сам выбирает цели для клиента и вбивает их ему в голову. Советская психотерапия, будучи отражением государственной идеологии, умела пользоваться подобными методами. Что же касается транса, то он связан с более мягким взаимодействием, причем клиент нередко сам выбирает цели, которых он намеревается достичь.

Чем полезен транс?

От самого транса, кроме расслабления и отдыха, никакой особой пользы нет. Данное состояние полезно, в первую очередь, открывающимися возможностями для проведения изменений в психике клиента. Когда человек закрывает глаза и входит в транс (с помощью специалиста), он может гораздо глубже сфокусировать свое внимание на проблеме, которая его беспокоит. Клиент, находясь в спокойном уравновешенном состоянии, обдумывает проблемную ситуацию с разных сторон и ищет к ней разные подходы. После выхода из транса полученную информацию можно обсудить с психологом, а затем при необходимости снова «погрузиться». Ведь в измененном состоянии у человека активизируются подсознательные возможности психики, которые специалист должен использовать.

Некоторые зарубежные психотерапевты, чтобы не смущать своих пациентов, вообще избегают слов «гипноз», «транс» и предпочитают говорить: «Почувствуйте себя удобно, комфортно…»

Значит, в самом состоянии гипноза нет ничего таинственного, уникального?

На этот вопрос нельзя дать окончательного ответа, однако мне сейчас важнее другой его аспект. Все эти эстрадные трюки по «собиранию цветов» или «плаванию» по сцене, которые фокусник проводит с хорошо внушаемыми людьми, не имеют к психотерапии никакого отношения. Для нас, профессиональных психологов, важнее не «чудеса», во время которых участник подсознательно подыгрывает гипнотизеру, а серьезное, хотя и не столь эффектное, погружение в глубины человеческой психики.

Возвращаясь к Вашему вопросу, хочу сослаться на не известную отечественному читателю недавнюю работу американского специалиста по гипнозу Лесли Барбера, в которой тот развенчивает буквально все «чудеса», считавшиеся ранее неотъемлемой частью гипноза и только гипноза.

Что это за «чудеса»?

Барбер начинает с того, что справедливо указывает на отсутствие физиологического теста для точной проверки «загипнотизированности» человека. То, что пациент в гипнозе выполняет команды, еще не значит, что он на самом деле загипнотизирован. Помните случай с тюремным психиатром, о котором говорилось в начале главы?

Помню. Вы не шевелились не потому, что не могли пошевелиться, а потому, что, очевидно, боялись или стеснялись это сделать. Значит, Вы подыгрывали?

Не только я, но и большинство людей в комнате. Собственно, в этом нет ничего необычного. Я погружаю Вас в транс, прошу выполнить какую-либо мою команду и Вы ее выполняете. Теперь я прошу Вас встать со стула.

Сделал.

Вы только что выполнили мою команду, находясь в состоянии активного бодрствования. Так имеет ли смысл «гипнотизировать» клиента и что-то ему внушать, если человек выполнит подобную же команду в обычном состоянии? Кстати, можете садиться…

Неужели нет никакой разницы между ситуациями выполнения команд «в гипнозе» и «наяву»?

Во втором случае Вы не выполните мою команду, если плохо ко мне относитесь и не желаете «повиноваться», Но при таком негативном отношении клиента к психологу его вообще не удастся загипнотизировать! Фрейд это быстро понял и отказался от гипноза, поскольку в разные периоды психоанализа отношение пациента к аналитику может сильно меняться. Фрейд не желал, чтобы успех психоанализа зависел от случайных эмоциональных факторов и в зрелые годы занимался только «сознательной» работой в состоянии активного бодрствования клиента.

Значит, и Фрейд, бывало, не всегда нравился своим клиентам?

Ох, у Фрейда всякое бывало… В конце концов, он ведь был серьезным психологом, а не дамой, приятной во всех отношениях.

Вернемся к статье Барбера. Какие еще факторы, считающиеся «уникальными» для гипноза, он поставил под сомнение?

Если Вы хоть раз бывали на концерте гипнотизера, то там наверняка не обошлось без «смертельного номера», когда загипнотизированного человека кладут затылком и пятками на спинки двух стульев, и он не проваливается вниз. Барбер утверждает, что после команды «ты это можешь» (или без нее) подобное упражнение выполнит практически любой мужчина, находясь при этом в обычном бодрствующем состоянии. Еще одна фикция, приписываемая гипнозу.

Вы это проверяли в своих группах?

А как же! Подобный мостик между стульев делали не только мужчины, но и женщины. Некоторые даже позволяли посадить себе на грудь кого-нибудь еще. Вот и весь «смертельный номер».

Существует точка зрения, что только в гипнозе можно значительно уменьшить боль. Вспомните Кашпировского, проводившего обезболивание во время операции, или гипнотизера, прокалывающего загипнотизированному человеку кисть булавкой…

В гипнозе действительно можно уменьшить боль, но, как доказал Барбер, подобного же эффекта можно достичь без всякого гипноза. Для проведения эксперимента взяли две группы медсестер. Первую группу в течение десяти минут профессионально «гипнотизировали» (внушали расслабление и желание спать), после чего сказали, что они не будут чувствовать боли (уколов булавкой), если сосредоточатся на интересной истории. Другой группе просто предложили без всякого гипноза сосредоточиться на интересной истории, чтобы не чувствовать боли. По результатам эксперимента никакой разницы между группами не было: и в первой и во второй уменьшились физиологические реакции на боль.

Что в таком случае можно сказать о лечении бородавок с помощью внушений? Во время телёсеансов Кашпировского они отпадали косяками…

Бородавки проходят как от простого внушения, так и отсмазывания их любой окрашенной жидкостью (лучше всего водой) без всякого гипноза.

А глухота, которую гипнотизер внушает кому-либо из зрителей?

Если человека, получившего подобную команду, спросить: «Ты меня слышишь?», ответом будет «Нет!». Как Вы думаете, был ли услышан Ваш вопрос..?

Понятно… Тогда поговорим о постгипнотическом внушении, когда загипнотизированному человеку отдают команду что-либо сделать после выхода из гипноза, и он это делает.

И здесь Барбер провел эксперимент с двумя группами испытуемых. Первую группу загипнотизировали, затем дали каждому участнику по 150 карточек и сделали постгипнотическое внушение, чтобы каждый день они возвращали психологу по одной карточке. Второй группе подобное же требование было высказано просто так, без всякого гипноза. В результате вторая группа гораздо лучше справилась с заданием (ежедневно отдавала больше карточек), чем первая.

А как же «святая святых» гипноза — амнезия, когда человек по полученной команде гипнотизера не может вспомнить то, что было с ним в гипнозе?

Во-первых, подавляющее большинство людей после гипноза неплохо помнит то, что в нем говорилось, несмотря ни на какие команды. Для проверки же оставшегося небольшого процента «забывчивых» был проведен такой эксперимент. Группа испытуемых, находясь в гипнозе, тренировалась в выполнении простых заданий, после чего было приказано забыть все, что они делали и чему научились. Затем их снова загипнотизировали и предложили выполнить задания, аналогичные тем, что делались в первый раз. Количество успешно выполненных заданий во втором случае было гораздо выше. Это означает, что полученный навык не был забыт, несмотря на внушение амнезии.

Как в таком случае относиться к рассказам людей о «глубоком погружении в гипноз» и т.д. и т.п.?

Выяснилось, что субъективные отчеты испытуемых «после того как» во многом зависят от формы вопросов экспериментатора. Группе людей после проведения с ними сеанса гипноза задали вопрос: «Чувствовали ли Вы, что не могли сопротивляться внушениям?» Сто процентов ответили «Да». Но когда их же через некоторое время спросили совершенно противоположное» Чувствовали ли Вы, что могли сопротивляться внушениям?», пятьдесят процентов снова ответили «Да».

Так что для получения желаемого результата в любом референдуме достаточно знать, как «правильно» сформулировать вопрос…

А как же необычные позы, которые многие зрители принимают во время сеансов гипноза: эти остановившиеся взгляды, движущиеся руки, вращающиеся головы?

Лесли Барбер и здесь «все разоблачил». Он выяснил, что если группе людей внушать, как они «погружаются в транс», «расслабляются», «засыпают», то начинает казаться, что клиенты действительно находятся в очень необычном состоянии: они выглядят пассивно или, наоборот, производят странные движения, не моргают, сидя с открытыми глазами и т.д. Но если гипнотизер говорит им сесть прямо и не выглядеть «странно», они действительно начинают вести себя по-другому — как «нормальные люди» и при этом продолжают реагировать на внушения.

Как известно, внушаемость у человека повышается даже от того, что ему говорят об участии «в опытах по гипнозу». Но она же повышается в смысле подверженности всем вышеперечисленным «гипнотическим » феноменам, если у людей просто есть положительное отношение к ситуации и лично к Вам. Разумеется, без всякого гипноза.

Выходит, гипноз не существует?

Гипноз, все-таки, существует и неплохо помогает, однако проведенные Барбером эксперименты позволяют предполагать, что ничего особенно чудесного и уникального в гипнозе нет, как и в других измененных состояниях сознания.

Это означает, что и обнаружить какой-либо особый вред, который «злоумышленник» может нанести Вам через гипноз, также не удастся. Впрочем, данная закономерность давно известна специалистам.

Это означает, что таинственные рассказы о действии гипнозом на расстоянии…

… бабушкины сказки, еще один образец народного фольклора. Если человек психически здоров, выспался ночью и обладает хотя бы средним уровнем интеллекта, никто не сможет насильно загипнотизировать его или причинить какой-то другой вред на расстоянии. Иначе все банки были бы уже давно ограблены, а все красивые девушки изнасилованы.

Как же быть с рассказом Вольфа Мессинга о получении большой суммы денег в банке с помощью гипноза?

Артистам эстрады жизненно необходимо придумывать о себе разные истории, чтобы приковывать к себе внимание публики. Ведь Мессинг не мог в те годы ради собственной популярности жениться на Алле Пугачевой…

Иное дело, что можно незаметно «подготовить» собеседника к определенному воздействию, чтобы вызвать у него желаемую реакцию. При этом, однако, совершаются конкретные, хотя и малозаметные действия, связанные с подстройкой к собеседнику, устанавливается подсознательный канал связи с ним.

Что это могут быть за действия?

Например, в процессе общения с Вами я придаю своей речи примерно такой же темп, как и у Вас, а затем постепенно… начинаю его… замедлять. Это означает… что… я веду Вас… в… нужном для… меня… направлении… расслабления.

Прямо хочется спать… Какие еще есть способы подстройки и ведения?

Можно моргать с тем же темпом, с каким это делает собеседник, а затем делать это все чаще, закрывая глаза на более длительный промежуток времени. Многое зависит от тонкости подстройки, от того, насколько незаметный, но важный для партнера признак Вы выбрали. Иначе подстройка превратится в карикатуру, и собеседник догадается о Ваших играх.

Приведу пример удачной подстройки и ведения, о котором было рассказано на семинаре по психологии. Одну студентку во время просмотра телевизионных передач очень раздражало, когда ее брат в самых «напряженных» местах фильма начинал постукивать подошвой ноги по полу. Любые замечания имели очень кратковременный эффект. Тогда студентка при очередном повторении данного эпизода взяла шариковую ручку и начала постукивать ею по подлокотнику кресла в таком же темпе, в каком это делал брат, а затем начала делать… это все… медленнее, пока не прекратила вовсе. Одновременно закончилось и постукивание ноги. Затем она решила сделать проверку результата и первая начала постукивать ручкой по подлокотнику. Ответный «сигнал» со стороны брата не заставил себя ждать!

Все это очень интересно, но в нашем разговоре о гипнозе не хватает какой-то таинственности.

Серьезная наука и существует для того, чтобы эту таинственность заменить точным знанием.

Означает ли сказанное, что гипноз и транс являются лишь «рабочими инструментами» в руках психотерапевта и не более того?

Не только. В повседневной жизни мы часто, сами того не замечая, входим в измененные состояния сознания. Например, едем в трамвае, уставившись в окно, забыв обо всем на свете. Или входим в лифт, нажимая кнопку нужного этажа и «отключаемся», глядя… как… загораются цифры… этажей, на… которые лифт… поднимается. И когда лифт останавливается на этаже, мы выскакиваем на лестничную площадку, обнаруживая через секунду, что не проехали и половины пути!

Состояния, близкие к трансовому, спонтанно возникают в циклических видах спорта: лыжах, плавании, беге. Один из принципов секты игры Чинмоя заключается в ежедневном четырехчасовом беге с целью добиться измененного сознания. И так далее.

Какие ощущения могут являться сигналами для человека о том, что он погружается в транс?

Искажение времени (ускорение или замедление), зрительные или слуховые галлюцинации, фокусировка внимания на внутреннем состоянии и «исчезновение» внешних раздражителей. Нередко также меняются физиологические параметры: дыхание, кровообращение, напряженность мускулатуры.

Что делать, если Вы загипнотизировали человека, а «в положенный срок» он не может выйти из этого состояния?

Для психически здорового человека ничего опасного в этом нет. Если позволяет время, можно дать ему посидеть; при этом гипнотическое состояние перейдет в обыкновенный сон. Такие случаи периодически возникают во время тренинга на моих занятиях, и курсантам очень интересно за ними наблюдать. Обычно в такие моменты в кабинете устанавливается тишина, загипнотизированный чувствует, что в комнате что-то «изменилось» и, как правило, открывает глаза. Или можно, как советуют американские психологи Бэндлер и Гриндер в книге «Трансформейшн», подстроиться к дыханию человека, а затем еще раз более громким голосом вывести его из гипчотического состояния по определенным формулам дегипнотизации.

Какие бывают виды внушений в гипнозе?

Две основных разновидности внушений — прямое и косвенное, причем используются они не только в гипнозе, но и в повседневной жизни. Типичный пример прямого внушения ~ это когда я кричу Вам: «Расслабиться!». Что Вы сейчас чувствуете?

Напряжение.

Совершенно верно. Обычно прямая команда вызывает внутреннее сопротивление у человека с развитым интеллектом…

Спасибо за комплимент…

поэтому в трансе, да и в общении с клиентом опытный психолог использует завуалированные, косвенные внушения, которые как бы «не касаются» человека, а потому сопротивления у него вызывают.

Как в таком случае можно сделать более косвенной команду «Расслабиться!»?

Нет проблем. Я приведу даже несколько подобных команд по мере нарастания в них компонентов косвенного внушения. Итак:

— Расслабиться! Вы расслабляетесь…

— Может быть, Вам захочется расслабиться… У меня есть друг, он прекрасно умеет расслабляться… (далее про друга, как он это делает).

— Коты отлично умеют расслабляться… (далее про котов, лежащих на солнышке).

— Десять лет назад я шел по берегу моря… Берег был пустынный…, волны плавно накатывались на песок… И когда я… смотрел на море… я начал… ощущать… нарастающий глубокий покой… И так далее.

Самое интересное, что в основе этих косвенных внушений лежит все та же замаскированная команда «расслабиться».

Класс работы психолога, а также любого человека, осуществляющего воздействие на людей (учителя, следователя, политика, наперсточника, оратора, гадалки,торговца, репортера, рекламодателя) во многом зависит от умения использовать косвенные внушения и вызывать у слушателей нужную реакцию.

Нужную кому?

Нужную ему самому. Так что, состояния подавленного мышления и возникающего транса не столь уж редки. Скорее, наоборот, они как бы подстерегают нас на каждом шагу, и стоит дать слабину…

Как уберечься от подобной «агрессии»?

Полностью уберечься не удастся, да и вряд ли в этом есть необходимость. Вы ведь не «уберегаетесь» от транспорта, если Вам надо на нем ехать. Другое дело, что Вы должны отличать свои истинные желания от тех, которые Вам пытаются внушить разные проходимцы. Вряд ли что-то серьезное может произойти, если у человека развито критическое мышление, и он не склонен верить в «чудеса».

Чем же отличается серьезная гипнотерапия от действий всякого рода мошенников?

Современный психолог даже в трансе старается ничего не навязывать клиенту. Иногда он, вообще, не знает содержания проблемы, на которой человек сосредоточен, и является лишь бережным «проводником» пациента через транс, контролируя прохождение очередного этапа работы. Что касается клиента, то он, разумеется, сам приходит к психологу, желая найти необходимые решения своих проблем, как-то «измениться». Поэтому никакого внутреннего сопротивления умелому гипнотизеру оказано не будет.

Существуют ли индивидуальные различия в способностях людей к погружению в транс?

Начальные различия есть, но они в итоге не так уж важны. Во-первых, менее способный к трансу человек постепенно «тренируется» в достижении глубоких стадий. Во-вторых, и это очень важно, пациенту для работы над своими проблемами зачастую нет необходимости в более глубоком трансе. В последнем случае эффекта как раз может и не быть в связи с тем, что клиент потеряет контакт с гипнотизером и «соскользнет» в обычный сон. Нередко психолог предлагает самому посетителю выбрать ту глубину транса, которая необходима для работы над проблемой.

Есть ли для клиента разница, если он идет на гипноз к специалисту или занимается самогипнозом?

Лучше к специалисту, если это действительно специалист. Самогипноз тоже полезен, но в нем Вам придется «раздвоиться» на гипнотизера и гипнотизируемого, а это отражается на качестве и результате работы. Если же Вы владеете самогипнозом и пришли к опытному гипнотерапевту (а таких мало), то можете прямо сказать ему о той чисто технической помощи, в которой нуждаетесь.

Существуют ли отличия между самогипнозом и медитацией?

На самом деле они очень небольшие. Просто акцент в медитации ставится на работу с теми или иными образами. Но это может использоваться как составная часть и в гипнозе, и в самогипнозе..

Почему, по-вашему, в отношении гипноза существует так много слухов и мифов?

Такие слухи и мифы позволяют держаться на плаву разного рода шарлатанам, поскольку сбивают с толку их клиентов.

 

Источник: * https://www.skeptik.net/hypnos/levit_hy.htm

Автор записи: Askhont

Если вы заметили орфографическую ошибку, пожалуйста, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Похожие записи:
Оставить комментарий


Подписаться, не комментируя

Система Orphus