Гипноз как инструмент противоправных действий

Формирование беспомощных состояний

При исследовании криминальных страниц в истории гипноза мы указывали на то обстоятельство, что зарождение и распространение этого лечебного метода нередко сопровождалось ситуациями, когда гипнотизер (магнетизер) злоупотреблял состояниям загипнотизированной женщины.

Однако не надо думать, что в гипнозе у женщин притупляется чувство нравственной бдительности или же происходит неспецифическое растормаживание сексуальных инстинктов. Тонкости психологических взаимоотношений гипнотизера и гипнотизируемого весьма своеобразны и во многом еще загадочны, а потому заслуживают специального обсуждения.

Необычность отношений, складывающихся между гипнотизером и его пациентом, отмечали многие авторы. Так, французский гипнолог А. Бине писал: «Магнетизируемый подобен восторженному любовнику, для которого не существует ничего на свете, кроме любимой»‘. Первое впечатление от этого высказывания наводит на мысль, что автор, как мужчина, применяет в данном случае наиболее выразительную метафору. Но оказывается, что он не одинок в своих взглядах на своеобразие гипнотических отношений. Другой гипнолог, Е. Джонс, приводит следующий отрывок из работы К. Дюпреля: «В каждом излечении, достигнутом с помощью магнетизма, магнетизер передает пациенту свою жизненную силу, иными словами, свою собственную сущность». При этом автор напоминает, что народные верования всех времен приписывали взгляду особую силу, а поэтому, считает он, естественно рассматривать глаз и его блеск «как символ мужского органа и его функции» .

Выдающийся французский психолог и психопатолог Пьер Жане также говорил о «сомнамбулической страсти» и видел в ней «совершенно особую форму» любви2 . Не входят в противоречие с этими высказываниями и мнения других ученых, утверждающих, что гипноз предполагает положение, в котором гипнотизируемый с готовностью отказывается от произвольного контроля ситуации в пользу гипнотизера. И чем сильнее он чувствует в гипнотизере избавителя от своих трудных проблем, тем охотнее и глубже он входит в гипноз. «В ходе погружения в гипноз в разной степени и с большей или меньшей легкостью, — писал JI. Кьюби, — гипнотизируемый временно отказывается от врожденных механизмов самозащиты и бдительности, отдавая свою личность и чувство безопасности в руки «другого»3 .

Как видно из всего сказанного, у гипнотизируемой женщины не происходит прямого снижения уровня моральной ответственности, а многократно возрастает чувство благодарности мужчине-специалисту, берущему на себя труд избавления ее от беды. Однако в жизни бывает значительно больше вариантов, и они, естественно, включают в себя и многие другие обстоятельства.

Действенность указанных механизмов сохраняется и по отношению к пациентам-мужчинам, но здесь криминальные аспекты проявляются чаще в другой области — в формировании состояний сниженной критичности при вовлечении их в различные религиозные общины и секты. Этот вопрос будет рассматриваться подробно в ходе дальнейшего изложения.

Здесь же следует добавить, что сформировавшийся позже психоанализ 3. Фрейда, оставив в неприкосновенности приведенные взгляды на психологические механизмы взаимоотношений гипнотизера с пациентом, дополнил систему этих отношений проявлением и других связей, образовавшихся у пациента ранее (с родителями, близкими и пр.). Это психологическое явление Фрейд назвал трансфером (переносом).

Сам Фрейд много размышлял об общности психофизиологических механизмов гипноза и любви. В одной из последних своих работ под названием «Коллективная психология и анализ человеческого «я» он подчеркивал, что гипноз является загадочным феноменом. В то же время он указывал, что главной чертой гипноза является «чистота либидинозных установок», наличие «состояния влюбленности без прямой сексуальной направленности» . Из дальнейшего текста следует, что речь идет о врожденной способности, предшествующей какому бы то ни было отношению к объекту. Фрейд высказывает гипотезу, согласно которой гипноз является восстановлением состоящ1я, некогда реально пережитого и включенного в филогенетическое наследие: оно воспроизводит первобытное отношение к «отцу», каким это отношение сложилось в период зарождения человеческой семьи. Гипноз определяется Фрейдом как «толпа из двоих», в которой гипнотизируемый связан с гипнотизером отношением идентификации, сходным с отношением, связывающим членов толпы с личностью «главы». Вот почему, пишет он, «гипноз без труда раскрыл бы перед нами загадку либидинозной сущности толпы, если бы он сам не скрывал в себе черты, ускользающие пока от всякого рационального истолкования» . Приведенная здесь гипотеза опирается на более чем спорные исторические и научные предпосылки, но она показывает, что Фрейд признавал специфичность отношений субъектов, участвующих в формировании гипноза.

Так или иначе, рост внутренней пассивности и возможность образования некоторых «слабых мест» в психологической защите гипнотизируемой женщины перед возможными сексуальными притязаниями гипнотизирующего ее субъекта определенным образом настораживали медицинское правосознание со времен пресловутых заключений Французского Королевского медицинского общества (Медицинской академии) об опасности гипнотического лечения для общественных нравов. И несмотря на то что этим заключениям исполнилось более двухсот лет, их подспудное действие сказывалось и в недалеком прошлом нашей медицины.

Так, по существовавшему в нашей стране законодательству проведение гипноза регламентировалось инструкцией Наркомздрава и Наркомюста РСФСР от 1926 г., согласно которой гипнотерапией могли заниматься только врачи. Сеансы гипноза разрешалось проводить лишь в условиях лечебного учреждения, а также рекомендовалось присутствие при этом третьего лица, предпочтительно врача. Это объяснялось существовавшим в то время представлением о том, что загипнотизированный во время сеанса гипноза находится в полной зависимости от гипнотизирующего. Данные о проведении сеанса должны были заноситься в специальный журнал. Предполагалось, что такая организация сеанса* исключает возможность предвзятого обвинения врача в некорректном использовании своего «исключительного» положения.

Со временем сложилось широко распространенное убеждение в том, что данная инструкция устарела и не отражает новых научных данных, полученных в ходе более поздних исследований гипноза. Результаты этих работ свидетельствовали о том, что формальную сторону взаимоотношений гипнотерапевта и его пациента целесообразно существенно упростить. В связи с этим в 1957 г. было подготовлено «Методическое письмо по применению гипноза в лечебных целях». Оно утверждено Министерством здравоохранения СССР в качестве инструктивного документа для врачей. Здесь уже не было преувеличенного опасения перед гипнотическим состоянием и соответственно не содержалось требований об обязательном присутствии на сеансах гипнотерапии’другого врача в качестве свидетеля, что теоретически неоправданно и практически невыполнимо ввиду занятости каждого врача своим делом. В тех же редких случаях, когда врач-психотерапевт имеет основание ожидать шантажных тенденций со стороны своих больных (в основном это могут быть истерические психопаты), он или откажется от индивидуальной гипнотерапии, или же пригласит на сеансы медсестру как третье лицо.

Следует сказать, что в отечественной криминалистике дела, в которых шла речь о противоправных действиях с применением гипноза, встречались очень редко. Причин тому несколько. Во-первых, все предшествующие десятилетия гипноз в нашей стране не пользовался особой популярностью в обществе, а следовательно, не привлекая к себе внимания криминогенного контингента, не находил применения в преступной практике. Во-вторых, случаи уже состоявшегося противоправного использования гипноза весьма трудно доказать, так как гипнотическое внушение очень непросто отличить от различных видов обычного психологического воздействия, какими являются уговор, совет, просьба, рекомендация, требование и т. п. Тем не менее примеры, подтверждающие возможность правонарушений посредством гипноза, в соответствующей литературе описываются. Так, в медицинском журнале за 1928 г. рассказывается о случае, когда гипнотизер посредством внушения в гипнозе принудил женщину выйти за него замуж. Она сделала это вопреки своему желанию, так как любила другого мужчину и собиралась вступить с ним в брак. В дальнейшем, будучи по складу характера истерической личностью, она проявляла в создавшейся ситуации признаки тяжелой депрессии и психопатической дезорганизации поведения. Лечащему врачу удалось установить причину заболевания, однако юридическая сторона дела осталась за рамками опубликованной работы .

Аналогичные дела описывались и в иностранной печати. Так, в одной из публикаций сообщается, что в 1894 г. в Мюнхене было предъявлено обвинение 36-летнему мужчине, который «в злонамеренных целях обольстил баронессу Гельвиг фон Зедлиц, лишив ее воли с помощью гипнотического внушения», и вопреки ее намерениям вступил с нею в незаконный брак . Гипнолог нашего времени, повторно проанализировавший это дело, склонен, однако, считать, что причиной «спорного брака» была все же любовь, а не гипноз. В более раннем сообщении речь идет о судебном деле 1857 г., возбужденном в связи с тем, что молодая девица забеременела после лечения ее терапевтом-магнетизером. Как следует из текста, «врачеватель» в данном случае отделался легким испугом, так как «эксперты» дали заключение о том, что беременность под воздействием магнетизма вполне возможна.

Как уже отмечалось, известное заключение секретного доклада комиссии Французского Королевского медицинского общества (1784) по существу лечебной деятельности

Месмера гласило, что «магнетическое лечение, безусловно, опасно для нравов».

Специалист европейского масштаба по психиатрии и судебной психопатологии Р. Крафт-Эбинг еще в 1895 г. подробно рассматривал те психофизиологические особенности гипноза, которые позволяют расценивать его как состояние, в определенных случаях разрушающее психологическую защиту личности и создающее предпосылки для злоупотребления ее беспомощностью. В связи с этим он писал: «У некоторых… личностей, принадлежащих к меньшинству, влиянием внушений и упомянутых физических воздействий можно достигать погружения в более глубокие состояния так называемого «гипнотизма», причем сознание окружающего мира вполне исчезает и воля оказывается до того связанною, что находящийся в таком состоянии (загипнотизированный) индивидуум становится послушным орудием в руках экспериментатора (гипнотизера), воспринимает только чувственные раздражения, исходящие от этого последнего… и, благодаря своей безграничной поддаваемости внушениям (suggestibilite), сопровождающей это бессознательное и безвольное состояние, может быть поставлен в самые разнообразные психические положения, при которых он выполняет чисто автоматически различные, требуемые от него гипнотизером, действия» . На этом основании данный автор считал, что состояние человека, находящегося в глубокой степени гипноза, должно рассматриваться, с юридической точки зрения, как «беззащитное и беспомощное, как состояние болезненной бессознательности, «беспамятства». В то же время он полагал, что у широкой публики, да и у некоторой части врачей, имеется склонность переоценивать опасность гипноза как преступного средства.

В одном из наиболее ранних примеров, упоминаемом Крафт-Эбнпгом (1847), «магнетическое усыпление» 20-летней истеричной девушки было применено с целью пасилыюго сексуального контакта с нею. Она обвиняла некоего Ф., ласкавшего и «схватывавшего» ее за колени, в результате чего она впала в бессознательное состояние, а придя в себя, почувствовала боли в области половых органов. Обследование установило свежий разрыв девственной плевы, а обвиняемый вскоре сознался, что воспользовался ее беспомощным состоянием.

Следующий случай показывает, с какой циничной уверенностью может действовать сексуальный преступник, когда бывает уверен, что имеет дело с высокогип-набельной жертвой. В апреле 1878 г. в городе Руане гражданка Б. совместно со своей 20-летней дочерью подала в суд заявление с обвинением в изнасиловании дочери зубным врачом J1. По их словам, преступление совершалось во время зубоврачебных приемов, без ведома потерпевшей и в присутствии ее матери. Весьма простоватые мать и дочь относились к зубному врачу с большим доверием. Поэтому хотя и с колебаниями, но поверили его заявлению на первом приеме, что для правильного лечения зубов у дочери он должен провести ее гинекологическое обследование. После этого все манипуляции по лечению зубов выполнялись в полулежачем положении дочери на кресле, а врач находился у нее между ног. Мать при этом была усажена в противоположном конце длинного кабинета так, что могла с трудом видеть дочь только со спины. Как заявила дочь, всякий раз, находясь в кресле, она чувствовала, что сознание покидало ее, и поэтому она не знает, что с ней делали в это время.

Зубной врач сознался, что в течение многократных зубоврачебных приемов он имел с нею половые контакты, но при этом утверждал, что она добровольно отдавалась ему, будучи в полном сознании. В выяснении этого обстоятельства и заключалась задача судебного разбирательства. На основании обстоятельств дела было выяснено, что использование наркотических веществ в этих случаях исключалось, и потерпевшая была обследована на предмет возможного применения гипноза. Судебно-медицинским осмотром установлено, что Б. — истеричная девушка, несколько ограниченная в умственном отношении, очень легко засыпающая и вообще склонная к сонливости. В момент осмотра она находилась на пятом месяце беременности. Оказалось, что если ей закрыть глаза, опустив пальцами верхние веки, то глазные яблоки начинают судорожно дрожать и скашиваются внутрь, голова при этом откидывается назад, конечности расслабляются, и через минуту она впадает в глубокий сон. Через какое-то время она просыпается самостоятельно. Таким образом, Б. можно было очень легко вводить в гипнотическое состояние. Однако применял ли обивиняемый гипнотизирование при сексуальных контактах, достоверно установить не удалось. Собственные показания обвиняемого и другие обстоятельства дела послужили основанием к признанию подсудимого виновным, и он был приговорен к 10-летнему тюремному заключению. Б. родила на седьмом месяце мертвого ребенка, время зачатия которого соответствовало времени описанных «зубоврачебных сеансов» .

В системе судебно-медицинских наблюдений указанного периода уже имелись и случаи нанесения органических повреждений посредством гипноза. Доктор Лоран (в 1878 г.) сообщил историю курсистки, забеременевшей от своего кузена, студента-медика, который не мог на ней жениться и потому решил произвести выкидыш у кузины посредством гипнотического внушения. Девушка охотно согласилась на соответствующую процедуру, и гипноз реализовался в полной мере. Внушение гласило: «В та-кой-то день, в таком-то часу ты почувствуешь в пояснице сильную боль и появится кровотечение, с которым отойдет из тебя то, что я по своей неловкости внес в твое тело». Накануне ожидаемой реализации внушения девушке, кроме того, были даны, как ей было сказано, «сильнодействующие капли». В результате в назначенное время у нее появилось кровотечение, с которым отошел двухмесячный плод.

Наличие соответствующих судебных дел не помешало ученым продолжать дискутировать о возможности такого полового контакта с женщиной в состоянии гипноза, о котором бы она не помнила вследствие развития у нее посттипнотической спонтанной амнезии. Единичные экспериментальные данные такого рода проливают некоторый свет на этот вопрос. Так, врач Месне с помощью гинекологических зеркал проводил влагалищное обследование женщины, находящейся в состоянии гипноза. Когда после выведения из гипноза ей было объявлено, что такое обследование имело место, она рассмеялась, уверенная в том, что врач пошутил, так как она ничего не чувствовала и не помнит. В другом аналогичном случае пациентка заявила, что «этого быть не может — я даже не раздевалась» .

Несмотря на кажущуюся очевидность результатов этих экспериментов, следует иметь в виду, что лечебные действия в области гениталий, проводимые во врачебном кабинете, имеют для женщины совсем особую психологическую значимость и почти не затрагивают морально-этических сторон ее личности. Именно поэтому такие «события» легко поддаются амнезии при гипнотическом воздействии. Любые же иные контакты с половой сферой приобретают для женщины несравненно большую значимость, и поэтому подавить воспоминания о них с помощью гипноза значительно труднее.

В. М. Нарбут рассматривает случаи изнасилования женщин с помощью гипноза, связанные с лишением их девственности, и тех, кто ранее уже приобщился к половой жизни. Он считает, что косвенные признаки имевшегося полового акта (боли в области половых органов, пятна крови и пр.) могут вызвать подозрение о состоявшемся насилии и служить поводом для заявления о преступлении .

И все же в отдельных случаях такого рода инцидент может оказаться незамеченным самой потерпевшей. Л. Левенфельд приводит пример изнасилования с дефлорацией (лишением девственности) потерпевшей в гипнотическом состоянии, после чего ни сама потерпевшая, ни ее родители не заметили ничего подозрительного. Преступление было раскрыто благодаря сообщению лиц, ставших невольными свидетелями происшествия. Преступник был осужден .

Значительно позже было описано хорошо документированное и нотариально заверенное уголовное дело, имевшее место в 1934 г. в Гейдельберге (Германия). Суть его состояла в том, что мужчина, подвизавшийся в роли врача, имитировал проведение лечебных сеансов с одной из замужних женщин. Воздействуя гипнозом, он склонил ее к проституции, а затем систематически вымогал у нее деньги. Боясь разоблачения, он пытался убигь эту женщину и ее мужа.

Современные сексологи относятся к вероятности злоупотребления гипнотическим состоянием женщины значительно более скептически. Так, польский сексолог 3. Старович категорически утверждает, что мнение о возможности совершения сексуальных действий с загипнотизированной женщиной против ее воли совершенно несостоятельно . Тем не менее судебные разбирательства такого рода появляются и в нашей стране, и за рубежом. Так, уголовное дело по факту изнасилования несовершеннолетних М. и Т. было возбуждено в отношении психотерапевта П. (1990) Следствие убедительно доказало, что обвиняемый совершил изнасилование потерпевших именно в состоянии гипноза. Решением народного суда П. был осужден к лишению свободы на длительный срок.

Недавно журнал «Шпигель» опубликовал большую подборку материалов о сексуальных злоупотреблениях в немецкой психотерапии. Характерно, что такие противоправные действия совершают не только гиппотерапев-ты, имеющие дело с измененными состояниями своих пациенток, но и фрейдистски ориентированные психоаналитики, для которых внушение строжайше запрещено. Различного рода суггестивные ухищрения, маскируемые под лечебные методы, нередко позволяют лишить женщину ее психологической защиты и злоупотреблять ее доверием.

В гамбургскую полицию обратилась элегантно одетая женщина с жалобой на своего психотерапевта, к которому она обратилась за психологической помощью. Сыщики обнаружили на ее теле множество свежих и давних ран, о происхождении которых она рассказала буквально следующее. «Психотерапевт приказал мне немедленно раздеться. Потом тоже разделся сам и заставил меня лечь на диван, перевернул на спину. Потом привязал мои руки к изголовью: левую — фиолетовым, а правую — черным шнуром. Затем доктор нагнулся над диваном и начал бить меня тростью… Утром он разрешил мне принять душ. Потом опять — на диван. И опять побои. Потом дело дошло и до полового контакта между нами». Три дня эта женщина рассказывала следователям о том, как ее изнасиловал этот врач. А пришла она к нему потому, что после 27 лет совместной жизни ее бросил муж и этого врача ей рекомендовала знакомая, охарактеризовав его как самого авторитетного специалиста среди влиятельных людей Гамбурга. К делу было приложено более ста фотографий. Однако психотерапевт отделался пятью тысячами марок штрафа, а через год вернулся к своей практике.

Тревогу по поводу злоупотребления медиками той властью, которую дает им наука, забили, как отмечает «Шпигель», сами немецкие психотерапевты, особенно женщины. Они указывают, что такого рода насилие становится «катастрофой для пациенток», что оно «так же отвратительно, как кровосмесительство». Особенно часто жертвами таких «терапевтов» становятся женщины, которые уже в детстве подвергались насилию и потому не научились говорить «нет».

Вызывает недоумение «методическая» позиция врачевателей «женских душ». Согласно последним опросам, проведенным среди западных психотерапевтов, более половины из них считают необходимым говорить пациентке о том, что она «сексуально привлекательна»; около четверти считают для терапевта нужным сказать ей, что он ее «желает», а десять процентов признают желательным собственно «сексуальный контакт».

Тема «неуставных взаимоотношений» между врачом и пациентом давно уже активно обсуждается в США и других странах, где господство фрейдистских теорий в психотерапии заставляет уделять слишком пристальное внимание сексуальным проблемам пациентов и где сам врач нередко вовлекается в эту «игру». Пятнадцать процентов американских психотерапевтов признаются, что хотя бы раз имели интимные связи со своими пациентками. Молодые врачи редко бывают нарушителями профессиональной этики. Как правило, такими «вероотступниками» являются психотерапевты со стажем, которые в среднем на десять лет старше своих пациенток и пережили какие-то личные трагедии. Часто такие случаи пытаются объяснить «любовью», «внезапно возникшим чувством». Однако на самом деле за ними скрывается злоупотребление психотерапевтом той властью, которую его наука дает ему над пациентом. При этом такие врачи почти не рискуют: вероятность того, что за свои действия они будут наказаны, практически равна нулю.

Бывают и такие случаи, когда женщина-психотерапевт буквально насилует мужчину-пациента. И все же в 90 % случаев пострадавшими оказываются женщины. Обычное оправдание врача — меня соблазнила пациентка. Однако гарвардский психиатр Томас Гутхайль справедливо полагает, что «пациентка и должна быть соблазнительницей; она может раздеваться и вообще делать что хочет, но если дело дойдет до секса, то тут вся вина ложится на доктора». Эти слова, несомненно, подтверждают важнейшее профессиональное кредо Зигмунда Фрейда, еще в начале своей врачебной деятельности заявившего, что «лечение должно вестись с воздержанием». Как известно, его любимый ученик Карл Густав Юнг нарушил эту заповедь со своей пациенткой Сабиной Шпильрайн.

«Я прошу вас не заходить слишком далеко, — писал ему тогда Фрейд. — Самого меня эта чаша миновала, но несколько раз я был очень близок к этому».

Как мы уже отмечали, половые проблемы в сеансах гипноза могут приобретать и иной, прямо противоположный характер, когда сексуальная инициатива исходит со стороны загипнотизированной пациентки. В простых вариантах таких инцидентов больная обычно недвусмысленным образом дает понять врачу, что она стремится к физической близости с ним, как это случилось в свое время с Фрейдом. Хорошо, если после отказа врача дело заканчивается лишь слезами отвергнутой. В тех же исключительно редких случаях, когда пациентка с истерической психопатией проявляет по отношению к врачу шантажные тенденции, конфликт обычно удается разрешить без вмешательства юридических органов, так как он легко устраняется врачебными усилиями.

Значительно более распространенное и опасное явление, нередко привлекающее самое пристальное внимание правоохранительных органов, представляет собой деятельность разнообразных религиозных сект, использующих для вербовки и психического закрепощения своих членов различные методы косвенного и прямого внушения, гипноза и наркогипноза.

История правонарушений в связи с деятельностью таких сект и организаций берет свое начало в глубокой древности и чрезвычайно богата криминальным материалом. Она представляет собой самостоятельный предмет исследования. В данном разделе освещается лишь небольшая ее часть, в которой затрагиваются вопросы внушения и гипноза, служащих средством формирования психически беспомощных состояний у сектантов-неофи-тов.

Происшедшая демократизация общества сняла существовавшие ранее в нашей стране ограничительные барьеры для распространения религиозных сект и обществ, которых полно во всех зарубежных странах. В настоящее время возросли интенсивность и масштабность общественных явлений, связанных с активизацией деятельности различных религиозных объединении в Нашем обществе, в этой сфере все чаше выявляются криминальные элементы.

Характерно, чю состав противоправных нарушений для этого рода религиозных формирований в нашей стране весьма типичен и странным образом повторяет преступные деяния таких же организаций, уже давно функционирующих за рубежом. Несомненно, что это утверждение требует определенной аргументации, и начать ее следует с анализа деятельности «новых» религиозных движений в США.

Американское общество изначально складывалось как общество многоконфессиональное, что облегчило процесс «модернизации» существующих религий и создания новых ее вариантов. Именно поэтому в США процветают многочисленные «новые» религиозные движения, секты» церкви. Отсюда ясно, почему эта страна оказывается главным генератором так называемых новых культов. Формирование необычных видов религий объясняется поисками новой, дающей более четкую жизненную ориентацию идеологии. Эти поиски, как показывает практика, идут в самых разных, преимущественно архаических и экстравагантных, направлениях. Некоторые исследователи полагают, что в настоящее время в США насчитывается более тысячи «новых» культов, а количество их последователей определяется в несколько миллионов, причем они проявляют большую миссионерскую активность. Об этом можно судить и по изобилию различных пророков и проповедников из США, которые ныне «обрабатывают» территорию бывшего Советского Союза.

Перечислить здесь хотя бы самые главные религиозные секты США нет возможности, да в этом и нет необходимости. Достаточно назвать такие мощные сектантские организации, как «Церковь унификации» Муна, Международное общество сознания Кришны, сайентологов Рональда Хаббарда, а также менее обширные, но заявляющие о себе весьма назойливо и беспокойно, такие, как общество «Дети Бога», Движение Иисуса, Религия ЛСД и многие другие. А рядом с этими сектами — сатанинские «семьи» типа печально известного Чарлза Мэнсона, принесшего в жертву «князю тьмы» несколько человеческих жизней; кровавые оргии с убийством 25 человек так называемых сервайвалистов Леонарда Лейка и Чарлза Инга; наконец, ставшие известными всему миру массовые трагедии: давнишняя в Джонстауне и совсем недавняя, закончившаяся смертью 86 членов секты «Ветвь Давидова» в штате Техас.

Новые религии американского происхождения давно и основательно освоили Европу. Так, во Франции, по подсчетам социологов, существует более двух тысяч культов. Среди них много сект, представляющих собой ответвления таких американских организаций, как «Бесконечный путь», Эканкар, Ассоциация Розы и Креста, «Мировая добрая воля», «Универсальное единство» и многие другие. В то же время во Франции немало и своих доморощенных сект. Руководители и тех и других формирований приносят немало беспокойства органам правопорядка.

Италия также изобилует всякого рода культами и сектами. Среди них фигурируют как традиционные американские религиозные организации (свидетели Иеговы, мормоны, пятидесятники), так и новые — Ананда Марга, общество сознания Кришны, сторонники «Иисус-револю-ции» и множество других.

В Германии наиболее значительное место занимают секты «Харе Кришна», мунисты, «Дети Бога». Последняя секта причиняет криминалистам особенно большое беспокойство. Так, на территории полицейского участка Но-рдерштедт под Гамбургом на протяжении нескольких лет эта секта содержит многоквартирный дом для своих членов. В отделении розыска уголовной полиции лежат груды заявлений отчаявшихся родителей, дети которых исчезли в тайниках этой секты. В связи с этим в 1977 г. были предприняты широкомасштабные полицейские акции против ее организаторов. К этим акциям были подключены политические деятели, видные юристы, психологи, психиатры, средства массовой информации. Стало известно, что «колонии» этой секты используются нередко в качестве прибежища социально опасными элементами, В конце концов глава секты Давид Берг, замешанный во многих противозаконных делах, вынужден был скрыться от серьезно заинтересовавшейся им полиции. Тем не менее полицейский, занятый проблемами возвращения молодых сектантов в лоно семьи, сделал не очень оптимистическое заявление: «Лишь в случаях с несовершеннолетними мы можем активно вмешиваться, но потом они опять убегают из дома»1 . Священник Гельмут Хаут, также имеющий большой опыт работы с ушедшими в секту детьми, считает задачу их психологического переориентирования на семью чрезвычайно трудной. «Нет патентованного средства для родителей, — замечает он, — в 99 случаях из 100 не помогают никакие, даже самые великолепные советы» .

В связи с появлением сект различного религиозного толка резко осложнилась криминогенная обстановка и в нашей стране. На сегодняшний день в России, по приблизительным оценкам, действуют около двухсот сект самой различной направленности. Наиболее влиятельные среди них Богородичный центр «Великое Белое Братство», секта приверженцев преподобного Муна и «тантристы». Всего в сектах состоит более 100 тыс. человек. Большинство этих сект не зарегистрировано. По имеющимся сведениям, в ряде сект используются психотропные препараты, а нередко — наркотики. Среди сектантов чуть меньше половины составляют несовершеннолетние и лица, не достигшие 20 лет.

На крайне отрицательные последствия деятельности множества религиозных сект в нашей стране указывал митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн: «Никогда никому русский человек не мешал веровать по-своему… — отмечал он. — Но он также никогда не допускал, чтобы чужие вмешивались в его жизнь. А что творится в этой области сегодня? Как саранча, налетели на Русь разномастные проповедники, пророки, вероучители, «контактеры», экстрасенсы, парапсихологи и прочая публика того же сорта… Усиленно внедряемые (кстати, на деньги зарубежных инвесторов) в нашу жизнь ереси и секты несут в себе страшный разрушительный заряд и в области государственного строительства. Отказ от службы в армии, от каких-либо общественных обязательств вообще, отрицание самого института семьи, нравственное и телесное извращенчество — вот плоды потакания «нетрадиционным» религиозным культам в России. Поспрашивайте священников, иноков в монастырях — бедные родители криком кричат, молят: помогите вернуть детей к жизни! Под влиянием сектантов уходят из дома. Бросают жен и детей. Попадают в психбольницы. Вешаются, стреляются, травятся…»

Особенно большой криминальный потенциал содержится в секте «Великое Белое Братство», деятельность которой определяется учением «Юсмалос». Создал его киевский инженер-кибернетик Ю. Кривоногое. Основой этого учения является индусская религиозная система, разбавленная псевдохристианскими положениями, что с точки зрения православной русской церкви представляется опаснейшим обстоятельством для россиян. Сам Кривоногов утверждает, что ранее он уже воплощался как Бог Отец, как Иоанн Креститель, князь Владимир и т. д. Он заявляет, что пришел спасать род Адамов. Его спутница — жена Мария, — согласно его учению, является неразлучной частью пары, которая присутствует в религиях разных народов в разное время: Кришна и Рама, Аполлон и Афродита, Адам и Ева и т. д. Из документов известно, что она получила образование в Киевском университете, работала в газете и на радио, была членом Союза журналистов СССР.

Как сообщила 7 мая 1993 г. газета «Юсмалос» (собственный печатный орган этой секты), финальный момент деятельности «Братства» наступит 24 ноября 1993 г. В этот день «Мария Дэви Христос» — новое воплощение живого Бога — должна принести себя в жертву, т. е. покончить жизнь самоубийством, а вместе с нею пожертвуют собой , еще 12 тыс. человек этой общины из 144 тыс. членов «Великого Белого Братства». К счастью, киевской милиции удалось вовремя предотвратить это трагическое действо.

Обычные же, «рабочие» дни «Братства» характеризовались усиленной вербовкой новых членов секты с последующим насильственным программированием их психики. На этом основании прокуратура Киева возбудила против Ю. Кривоногова уголовное дело и он был объявлен в розыск. Приводимые далее выдержки из досье МВД Украины проливают некоторый свет на методы психологической обработки сектантов: «Кривоногов характеризуется тщеславным и жестоким. Все его приказы должны выполняться беспрекословно. Он в совершенстве владеет биоэнергетикой, гипнозом, применяя который нейтрализует волю человека и делает его послушным, неспособным к сопротивлению. Программа управления общиной основана на моделировании и кодировании избранной жертвы (жертв) в «Зомби», что происходит уже при «крещении» или «посвящении» в «Великое Белое Братство»1 .

Характерно, что процесс восстановления психического статуса лиц, «обработанных» психотехнологами секты, так же как и в уже рассматривавшихся ранее ситуациях с сектой «Дети Бога», в подавляющем большинстве случаев оказывается безуспешным. Обращает на себя внимание и очень быстрая коренная перестройка сознания человека, подпавшего под влияние «апостолов» секты. Следующий пример можно рассматривать как клинически типичный случай такого рода.

«Мой муж попал под влияние «белых братьев», и я не знаю, как его оторвать от этой секты, — пишет в газету Наталья Т. — Чего только я не перепробовала — все бесполезно». Был мой муж, продолжает она, обыкновенным добрым человеком, который всегда заботился о семье, о своей матери. Но сходил он на собрание к «белым братьям» и вернулся оттуда какой-то озадаченный, как будто горем убитый человек. Глаза беспокойные, бегают, а речь повел о том, что все материальное скоро исчезнет и все мы превратимся в луч света, что надо избавляться от грехов и бросать работу. Дальше пошло хуже. Домой приходил поздно. Все время говорил про конец света, иногда плакал, чего с ним никогда не бывало. Я его успокаивала, что такого не будет, разубеждала строками из Библии. Со временем начали пропадать очень нужные в хозяйстве вещи, книги на солидную сумму. Муж объяспял, что он все продал, поскольку все равно скоро это будет не нужно. В общем, он собрался жить до ноября 1993 г. Через некоторое время начал тайком от меня водить на сборы «братства» дочку, поговаривать о том, что девочка должна быть иринесена в жертву Матери Марии. Несколько раз на длительное время пропадал из дома. В конце концов он был стационирован в психиатрическую больницу. После трехмесячного лечения он стал выглядеть нормальным человеком и был отпущен домой. Но однажды увидел по телевизору какого-то проповедника. Сразу сжался весь и выбежал из комнаты. Успокоившись, сказал, что пойдет в магазин за продуктами. После этого случая муж пропал окончательно1 .

‘ Рабочая трибуна. 1993. 6 июля.

Подобных примеров можно привести немало, и все они с достаточной определенностью свидетельствуют о том, что и вербовка сектантов, и их окончательное «обращение» сопровождаются процессом жесткого психического программирования, способы которого позаимствованы из различных древних оккультных практик.

Как известно, высокая действенность методов программирования новообращаемых сохраняется , только в среде молодых людей, обладающих определенными личностными качествами, и в этом хорошо отдают себе отчет организаторы данного движения и их помощники — «апостолы», проповедники и т. п. Что же касается непосредственного воздействия на психику потенциальных членов секты, то здесь следует различать три этапа, на которых последовательно формируется процесс «обращения» и осуществляется его поддержка во времени:

1. Первичное психическое подчинение вероятного члена секты. Легче всего это осуществляется в тех случаях, когда «субъект воздействия» находится в стрессовом состоянии и поэтому бывает астенизирован и охвачен тревогой или депрессией. В этом случае его положительный кон такт с представителем секты реализуется в виде своеобразного «защитного рефлекса», безотчетного стремления обрести внутреннее равновесие и повысить жизненную устойчивость. Если в это время компетентный психотехнолог сумеет проделать над таким субъектом определенные энергоинформационные манипуляции и подкрепит их соотве тствующим словесным внушением, то первичную психическую программу можно считать сформированной. Она проявляется в виде соответствующей фиксированной идеи и стремления к воссоединению с сектой. Без последующей поддержки и укрепления данная программа сохраняется около 20 дней, а затем, если работа с новичком не вступает во второй период, постепенно деактуализируется.

2. Период непосредственного «обращения» новичка в члена секты. Он представляет собой последовательное и многостороннее закрепощение субъекта, обычно заканчивающееся формальным актом приобщения к данному вероучению (обрядом «посвящения», крещения, инициации и т. п.). В сектах «Белого братства», к примеру, для «обращения» набирались группы новичков численностью не менее двадцати человек каждая, и их специально готовили к «крещению», для чего приезжал психотехнолог — «апостол». Новичкам давалась установка нести идеи «братства» дальше, в другие населенные пункты. Само же программирование психики в подготовительном к «обращению» периоде включало в себя многообразные воздействия, вспомогательные и основные, представлявшие собой собственно внушение в про-соночных фазах сознания.

3. Последующее систематическое отслеживание эффективности привитой сектанту психической программы (контроль поведения, исповедь) и периодическое подкрепление кода соответствующими ритуальными процедурами. В «Белом братстве», например, в целях укрепления «истинной» веры «патриарх Свами» категорически запрещает сектантам читать газеты, смотреть телепередачи, слушать радио. «Везде уже идет энергия сатаны… не женитесь, не выходите замуж, — поучает он. — Уже нет для этого времени. Тем более опасно заводить детей! В каждой беременной уже поселилась душа демона и родится враг. Бросайте работу. Господь прокормит. Это — не ваша проблема». В целях укрепления веры отдельные члены секты подвергались повторному крещению, на иных накладывалась та или иная епитимья — религиозное наказание за отступление от предписаний главы секты.

Рассмотрим подробнее весь комплекс психопрограм-мирующих воздействий, характерных для подавляющего большинства «новых культов». Они сложились в следующую достаточно устойчивую систему:

1. Стоящий во главе харизматический (обладающий особой божественной силой) лидер убеждает своих приверженцев, что он получил новое уникальное «откровение» относительно сущности бога и реальности или же что он сам является богом. Новичков на каждом шагу уверяют в том, что тот, кто не разделяет взглядов главы секты, не просто заблуждается, но и является сторонником сатаны.

2. Вступившим в «семью» или коммуну прививают мысль, что их личность полностью изменилась, и для подтверждения этого «факта» им дают новые имена.

3. Для всех членов секты устанавливаются обязательные, непреложные нормы поведения. Нарушивших дисциплину ожидает жестокая кара.

4. Группе прививается апокалипсический взгляд на мир. Членов организации принуждают отказаться от собственного имущества и изменить место жительства.

5. По отношению к обращаемым используется определенная техника контроля за их поведением. Последователи культа рассматривают ее как религиозную дисциплину, которую начинают осуществлять с тщательной изоляции обращаемых от внешнего мира. Новообращенного обычно ставят в полную материальную зависимость от лидера. Если он поселяется в коммуне, от него требуют передать на «общее дело» все свое имущество. Остальные члены секты должны отдавать в пользу общины значительную (до половины) часть дохода. Стремление обеспечить безраздельное влияние на обращаемого поддерживается физической и духовной его изоляцией, отвращением от прежних ценностей и привязанностей, подавлением всякого личностного самосознания. Это достигается предельно насыщенной программой различных групповых мероприятий. Она включает «семинары», совместные молитвы и собеседования, повторение одних и тех же гимнов, мантр, библейских высказываний. Практикуются также совместные прослушивания записей уроков лидера, лекции о принципе веры, религиозные танцы и т. п. Кроме того, обращенных заставляют работать на предприятиях, принадлежащих тому или иному культу, собирать пожертвования на улицах, попрошайничать, а женщин иногда принуждают выполнять и роль «божьих рабынь любви». К этому следует добавить постоянное недосыпание, скудное питание, ночные собрания, объявляемые внезапно и длящиеся часами.

24-летняя студентка из Кёльна Инга Мамай, завербованная в секту «Дети Бога» и сумевшая вырваться оттуда, рассказала корреспонденту журнала «Штерн»: «•В первые восемь дней мне вообще не разрешали покидать колонию. Мне никуда не позволяли ходить одной, даже в ванную, при мне всегда находилась девушка, которая беспрерывно внушала, что Иисус любит меня, что я буду очень счастлива, если стану следовать законам секты. Я должна была постоянно читать заповеди нашего пророка Давида и до изнеможения учить наизусть библейские изречения. Если я при этом засыпала, девушка тут же будила меня, и я должна была читать дальше. Все это делалось, как меня уверяли, исключительно во имя Иисуса» .

Надо сказать, что работа с обращаемыми в ночное время, когда они испытывают сильнейшую потребность во сне, практикуется во многих сектах не случайно. Современные психотехнологи, использующие опыт древних оккультистов, хорошо знают, что такого рода состояния являются аналогом гипноза. В необходимых случаях они применяются в целях программирования сектантов.

Как известно, переходные состояния корковых клеток от бодрствования ко сну (и обратно), получившие в учении И. П. Павлова наименование гипнотических фаз (фазы уравнительная, парадоксальная и ультрапарадоксальная, о которых речь пойдет дальше), играют важную роль в физиологическом механизме внушающего воздействия слова. По этой причине и развитие невротических синдромов, если оно произошло по механизму словесного внушения, также наиболее легко возникает именно в этих условиях. Это явление следует рассмотреть подробнее. Школой И. П. Павлова было установлено одно важное обстоятельство: при переходе корковых клеток из деятельного состояния в тормозное возникает торможение в них не сразу, а постепенно. Прежде чем наступит полное торможение, в клетках наблюдается ряд промежуточных (фазовых) состояний, отличающихся по интенсивности охватившего их тормозного процесса. Это же имеет место и при обратном переходе из тормозного состояния в деятельное. Тем самым была вскрыта весьма важная закономерность, не только осветившая физиологическую сущность гипноза животных и человека, но и позволившая дать физиологическое объяснение ряда нормальных и патологических явлений психической деятельности человека.

При развитии переходных состояний между бодрствованием и сном наблюдается характерное изменение отношения корковых клеток к воспринимаемым раздражителям, стоящее в зависимости от степени заторможенности этих клеток. В то время как в бодрственном состоянии, при нормальном тонусе коры мозга, сила возбуждения корковой клетки соответствует силе раздражения (закон силовых отношений), при возникновении переходных состояний этот закон нарушается. Так, в первой (начальной) фазе торможения — уравнительной — слабые и сильные раздражения начинают вызывать равные по силе реакции. В следующей переходной фазе — парадоксальной — слабые раздражения вызывают сильную реакцию, а сильные — слабую (или даже совсем не вызывают никакой реакции). Далее следует ультрапарадоксальная фаза, в которой отрицательные условные раздражители начинают вызывать положительную реакцию корковых клеток, а положительные — реакции не вызывают. При еще более глубоком торможении корковых клеток возникает так называемая наркотическая фаза, когда при сохранении силовых отношений наблюдается одинаково ослабленная реакция на все раздражения. Наконец, при полном торможении корковых клеток, отвечающем состоянию глубокого сна, реакции на все обычные раздражения полностью отсутствуют. В этом случае для пробуждения спящего оказывается необходимым применение различных сильных раздражений (толчки, сильный окрик и т. п.). Возникая при засыпании или, наоборот, при пробуждении, фазовые состояния могут распределяться по коре мозга неравномерно, локализуясь то в одних, то в других ее участках. Такие переходные фазовые состояния И. П. Павлов называл «гипнотическими». Для психического программирования наиболее важной является парадоксальная фаза, о чем будет сказано несколько позже.

Следует иметь в виду, что фазовые состояния могут возникать также и в отдельных пунктах коры мозга при неврозах и психогениях, и тогда эти пункты находятся в «хроническом гипнотическом состоянии». Временные фазовые состояния коры могут быть вызваны чрезмерным утомлением, сильной отрицательной астенической эмоцией. Вот почему «обращаемых» сектантов принуждают работать до изнеможения, а в перерывах между работой заставляют слушать проповеди о предстоящем вскоре «конце мира» и тех жертвах, которые они должны принести богу перед смертью. Длительное поддержание такого «режима» вызывает не гипнотический сон, а хроническое состояние неполного торможения корковых клеток соответствующих участков коры мозга, ведущее к ненормальному его функционированию. Для реализации внушения существенное значение имеет парадоксальная фаза. Не случайно И. П. Павлов назвал ее «фазой внушения». «Я думаю, — отмечал он, — что наша парадоксальная фаза есть действительный аналог особенно интересной фазы человеческой гипнотизации, фазы внушения, когда сильные раздражения реального мира уступают место слабым раздражениям, идущим от слов гипнотизера» . Повышенной внушаемости в условиях парадоксальной фазы И. П. Павлов придавал большое значение и в повседневной жизни, утверждая, что она дает себя знать и в тех нормальных людях, которые больше поддаются влиянию слов, чем воздействию фактов окружающей действительности.

По мнению В. М. Бехтерева, внушающее действие слов может происходить как намеренно, так и ненамеренно и осуществляется «иногда совершенно незаметно для человека, воспринимающего внушения». Это возможно потому, что «внушение в отличие от убеждения проникает в психическую сферу без активного внимания, входя без особой переработки непосредственно в общую сферу и укрепляясь здесь, как всякий предмет пассивного восприятия» .

В сектах преимущественно восточной ориентации подготовка к церемонии приобщения к «совершенному знанию» включает освоение некоторых психофизиологических упражнений. Так, приверженца «Миссии божественного света» наставник — гуру — непосредственно «убеждает» в том, что тот в состоянии воспринимать существующие в мировом пространстве «божественные явления». Для этого над новичком производят четыре операции. В темной комнате «апостол» нажимает на глазные яблоки кандидата до тех пор, пока не вызовет у него ощущения вспышки ослепительного света («божественный свет»). Затем голову новичка запрокидывают назад, а он должен при этом так загнуть язык, чтобы почувствовать выделения из носоглоточных отверстий («нектар»). На третьей стадии ему дается секретная мантра для медитации и показывается, как с ее помощью добиться ритмичного дыхания («слово»). Наконец, новичок плотно затыкает пальцами уши до тех пор, пока не ощутит непрерывный тревожный звук («божественная гармония») . Приобщение к знанию продолжается в особых собраниях — «компаниях истины», в которых гуру и ученики обсуждают свои доктрины и пути проявления преданности «Миссии». Но главное — медитации, которыми ученики должны заниматься не менее двух часов в день.

 

Источник: * http://www.01101.ru/index.php/2010-09-28-13-57-54/8-2010-09-28-17-58-59.html

Автор записи: Askhont

Если вы заметили орфографическую ошибку, пожалуйста, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Похожие записи:
Оставить комментарий


Подписаться, не комментируя

Система Orphus