Умышленное блокирование памяти гипнозом

Психические явления, лежащие в основе гипноза и памяти, очень тесно взаимосвязаны между собой во многих аспектах. Наиболее убедительно эта связь обнаруживается в феномене так называемой «постгипнотической амнезии». Она возникает внезапно после глубоких (сомнамбулических) стадий гипноза или же реализуется после серии специальных внушений.

Факт воздействия магнетизма (гипноза) на память своих пациентов был отмечен уже самим Месмером. Такое воздействие имело место только у тех больных, у которых в сеансе наступали каталептические судороги (нервные припадки). В связи с этим Месмер писал: «Большое затруднение при исследовании пациентов, у которых бывают нервные припадки, заключается в том, что почти всегда, возвращаясь в обычное состояние, они забывают все свои впечатления. Если бы это было не так, если бы эти впечатления хорошо сохранялись у них в памяти, то они сами могли бы поделиться с нами теми наблюдениями, которые я здесь излагаю…» .

Месмер ограничился лишь указанием на факт развития амнезии в сеансе, не подвергая этот факт дальнейшему исследованию, и потому данное обстоятельство не привлекло особого внимания его непосредственных учеников. В последующем лишь А. Пюисегюр заметил, что после выхода из «магнетического» сомнамбулизма пациент совершенно не помнит о том, что происходило с ним в сеансе. Из этого он заключил, что существуют два вида памяти: осознаваемая и бессознательная. Характерно, что на протяжении всего XIX в. у подавляющего числа исследователей действие магнетизма непременно ассоциировалось с амнезией. Выразителем этой общепринятой мысли можно считать П. Бараньона, который писал: «Забывание всего того, что произошло во время магнетического сна, — неизменный его результат, без которого магнетический сон вообще невозможен»2 .

Уже в наше время JL Шерток сделал попытку объяснить психофизиологические механизмы формирования постгипнотической амнезии. «Можно предположить, — пишет он, — что загипнотизированный в своем желании подчиниться слову гипнотизера использует в психологическом плане механизм вытеснения — или более примитивные защитные механизмы, такие, как отказ, отрицание, — и через физиологический механизм ам-незирования устраняет, например, переживание боли» .

Однако большинство авторов не видели необходимости вводить смысловой фактор для истолкования гипнотических явлений и предпочитали ограничиваться описательной стороной феномена, прибегая к понятию диссоциации. Они признают, что внушения гипнотизера обычно не способствуют возникновению конфликтов, а потому бесполезно привлекать к объяснению постгипнотической амнезии понятие вытеснения.

Вместе с тем попытка объяснения психофизиологических механизмов постгипнотической амнезии явлениями вытеснения не лишена своеобразной логики. В клинике неврозов нередко встречаются так называемые «истерические амнезии», когда в связи с теми или иными психотравмируюхцими обстоятельствами больной забывает определенный период своей жизни или какую-либо ситуацию, имевшую место в прошлом. Известно, что гипноз часто оказывается эффективным средством при лечении истерических амнезий, которые являются прямым показанием для его применения. Анализ многих случаев такого рода заболеваний показывает, что амнезия бывает связана с событиями, оказавшими на больных тяжелое воздействие, и, по-видимому, соответствует желанию изгладить из памяти пережитые трудные эпизоды.

Для истолкования природы этих амнезий 3. Фрейд прямо обращался к понятию вытеснения. Согласно его теории, забытые образы являются представлениями, которые больной вытесняет из своего сознания, так как они отягощены невыносимым для него фантазматическим значением. Такое толкование представляется логичным, и действительно, в каждом случае амнезии, если оказывается возможным провести хотя бы минимальное психологическое исследование, обнаруживается один или несколько конфликтов, отчетливо связанных, с «забытыми» представлениями. Правда, не совсем понятно, почему для снятия амнезии часто бывает достаточно всего лишь одного сеанса гипноза, в котором производится внушение, что «забытые» данные больной обязательно вспомнит при пробуждении.

JI. Шерток пытается объяснить механизмы «вскрытия» амнезий с психоаналитических позиций, привлекая для этого такие понятия, как «трансфер» и «установление гипнотического отношения». Выдвигаемая им гипотеза состоит в том, что, «позволяя пациенту пережить отношение «слитности», аффективного симбиоза, гипноз осуществляет некое «телесное воссоединение», которое выражается в снятии вытеснения (в частности, в восстановлении памяти) и ведет к смягчению барьеров, отделяющих первичные процессы от вторичных»1 . Несмотря на то что речь, по его утверждению, идет о процессе, протекающем непосредственно на психофизиологическом уровне, выдвигаемая им гипотеза полностью облечена в психоаналитическую терминологию типа понятий-символов, не характерных для языка психофизиологии.

Рассмотренные нами материалы свидетельствуют о том, что гипноз может не только разрушать, но и создавать амнезии. Для юридически ориентированного читателя обе эти стороны гипнотического воздействия представляют существенный интерес. Однако в данном разделе рассматриваются лишь те случаи, в которых гипноз фигурирует в качестве инструмента, формирующего искусственные амнезии.

Следует сказать, что в доступных нам публикациях не обнаружено сведений о гражданских судебных делах, в которых фигурировали бы факты «похищения памяти» с применением гипноза. Причиной этого могут быть несколько обстоятельств: а) относительная сложность самой процедуры внушенной блокировки воспоминаний об определенном событии или временном периоде; б) чрезвычайная трудность установления самого факта такого воздействия; в) отсутствие соответствующей рабочей установки у правоохранительных органов на поиск такого рода преступлений.

О наличии во врачебной практике случаев преднамеренного формирования различного рода амнезий сообщает В. Я. Данилевский. «Путем соответственного внушения, — пишет он, — можно вызвать забвение или угнетение памяти о различных событиях, переживаниях, об испытанных волнениях — для бодрственного состояния после пробуждения. Гипнотизер настойчиво приказывает: «Вы должны забыть о том-то, вы не должны вспоминать о таких-то событиях»… Подобное внушение в смысле амнезии, или забывчивости, врачи часто делают, чтобы данное лицо позабыло о каких-либо своих заботах, опасениях, роковых сведениях и т. п.» .

Здесь же приводится случай, когда жена, узнав об измене мужа и будучи истерической личностью, пыталась покончить с собой. Психотерапевтическая помощь в данной ситуации состояла в том, что пациентке в состоянии гипноза внушалось полное забвение поразившего ее факта (формирование ретроградной амнезии). Однако врачу не удалось достичь желаемой степени реализации внушения — была лишь значительно ослаблена интенсивность отрицательных переживаний женщины и образована более спокойная социальная оценка ею переживаемого события. В других аналогичных случаях, отмечает тот же автор, нередко удается реализовать и закрепить искусственную амнезию на какое-либо трудное событие, вызывающее у субъекта психогенные расстройства.

Такого рода явления имеют нечто общее с внушенной отрицательной галлюцинацией, когда находящийся в гипнозе субъект вследствие соответствующей суггестии перестает воспринимать определенное действие или находящийся перед ним предмет. Только эта «отрицательная галлюцинация» адресуется не к настоящему, а к прошедшему времени субъекта.

Нам известно несколько случаев умышленного блокирования памяти на определенные события, проведенного по медицинским показаниям. Некоторые гипнологи применяют эти воздействия, хотя сам метод до сих пор остается неизученным, а его правовые аспекты никогда еще не обсуждались. Учитывая, что в современном обществе уровень осведомленности по вопросам возможностей гипноза и внушения значительно повысился, следует ожидать, что в связи с этим могут появиться и случаи противоправного его применения. Интересы профессиональной бдительности юристов требуют, чтобы они знали соответствующие аналоги хотя бы из медицинской практики.

Впервые о возможности целенаправленной деактивации памяти на определенные события в жизни человека мы услышали в 50-е гг. из рассказа одного опытного гипнотерапевта. Речь шла о семилетнем мальчике — приемном сыне немолодой супружеской пары. Усыновленный в возрасте десяти месяцев, он был уверен в том, что родители у него родные. Однако некие «доброжелатели» сообщили ему об истинном положении вещей и даже снабдили его фотографией матери, которую он скрывал от взрослых. У мальчика развился выраженный негативизм по отношению к приемным родителям, невротизировалось общее состояние. В двух сеансах гипноза у него удалось сформировать стойкую амнезию на тот период времени, когда ему «открыли истину», и семья была вынуждена скрытно поменять место жительства.

Примером преднамеренного блокирования памяти на психотравмирующее событие двухгодичной давности является случай с девушкой, подвергшейся изнасилованию. У пострадавшей с течением времени развился невроз навязчивого страха. Он проявлялся в том, что, когда она оставалась одна, особенно в вечернее время, у нее в памяти очень живо воспроизводилась и вызывала первоначально испытанный приступ страха перенесенная два года назад стрессогенная ситуация.

Полугодичное лечение у психоаналитика, стремившегося в процессе психотерапевтического лечения дополнительно «активировать в памяти происшедшее событие для осознания и «гармонизации» всех невротизирующих компонентов», положительного результата не дало. Наоборот, появились явные признаки обострения болезненного состояния.

Не привело к успеху и применение гипнокатартичес-кой техники, когда гипноз использовался в целях «глубинного анализа» для вскрытия и отреагирования тех фактов прошлого психотравматизирующего события, которые еще продолжали субъективно отягощать подсознание. У пострадавшей стремились поддержать уверенность в том, что в такой своеобразной исповеди в гипнотическом состоянии перед врачом содержится возможность полного избавления от беспокоящих ее приступов страха. Однако и этот вид психотерапии оказался неэффективным.

На следующем этапе лечения было решено «деактиви-ровать», стереть, вычеркнуть из памяти больной все следы перенесенного психотравмирующего инцидента, иными словами, сформировать полную искусственную амнезию на трудный период в ее жизни. При этом «стиралось» в памяти не само событие, а исключался из «сферы пережитого» семидневный промежуток времени с психотравматизирующим днем посередине. Поскольку сам лечебный подход прямых аналогов в практике гипнотерапии не имел, деактивацию соответствующих энг-рамм было решено провести постепенно, с внимательным отслеживанием результатов этой психической «операции».

Всего было запланировано и проведено три гипноте-рапевтических сеанса. В конце каждого из них пациентке предоставлялся час внушенного сна-отдыха для закрепления эффектов, вызываемых словесной инструкцией.

Содержание внушения на первом сеансе носило примерно следующий характер. Пациентке давалась установка, что «период времени с 12 по 19 августа такого-то года в ее памяти «блекнет», события, имевшие место в это время, теряют свою отчетливость, становятся «малоразборчивыми», неразличимыми, «на кинопленке памяти, на которой были зафиксированы все события указанного времени, тускнеет эмульсия, обесцвечивается изображение и имевшиеся там «сюжеты» трудно распознаются сознанием». Каждый раз подчеркивалось, что «это впечатление сохранится и даже еще усилится после того, как вас выведут из состояния гипноза». Данные последующих наблюдений за больной в течение семи дней показали, что ее состояние значительно улучшилось, она стала спокойнее и собраннее. Приступы навязчивых воспоминаний отмечались дважды, но характеризовались значительно меньшей интенсивностью и не имели выраженных проявлений страха.

На втором сеансе содержание внушения развивало тему предыдущего: «На кинопленке памяти полностью стираются все виды записей событий за указанный ранее период жизни. В сознании формируется твердая уверенность: отсутствие воспоминаний о событии свидетельствует о том, что его не было в действительности. Кроме того, из памяти исчезли воспоминания и о тех жизненных фактах, которые были связаны с устраненным из прошлого основным периодом времени». После второго сеанса гипнотерапии приступы страха, беспокоившие девушку, исчезли полностью, ее состояние заметно нормализовалось.

Спустя неделю с нею был проведен третий, последний сеанс лечения. В глубоком гипнотическом состоянии ей было объявлено, что сейчас «кинопленка памяти» за указанный период времени полностью обесцвечена, она совсем прозрачная, на ней нет никаких следов записи пережитого. Прозрачный кусок пленки удаляется, а концы сохранившихся воспоминаний прочно скрепляются друг с другом. Организм к этому факту относится совершенно спокойно, никак не реагируя на эту малозначимую операцию, и забывает об этом. В заключение пациентке было сказано, что у психотерапевта она лечилась от головной боли (которая действительно беспокоила ее последние полгода). Мать больной, присутствовавшая на всех сеансах, естественно, была посвящена во все детали этого психотерапевтического воздействия.

Приступы страха у пациентки больше не возобновлялись. Интересно, что проведенный с нею через месяц словесный ассоциативный тест показал отсутствие увеличения времени реакции на эмоционально значимые слова-раздражители (применительно к деактивированному в памяти психотравмирующему эпизоду). Положительный результат лечения прослежен в течение трех лет.

Достаточно показательным с точки зрения возможности формирования амнезии на ранее пережитые пси-хотравмирующие обстоятельства является и следующий случай. Больная С., 20 лет, длительное время лечилась гипнозом от депрессии неустановленного происхождения. После того как стало ясно, что сеансы общеуспокаивающего и психокорректирующего внушения остаются малопродуктивными, был предпринят настойчивый опрос больной о периоде ее жизни, непосредственно предшествовавшем заболеванию. С большим трудом больная созналась, что около полутора лет назад она была втянута подругой своей старшей сестры в гомосексуальные отношения и в течение месяца принимала в них живое участие. Затем, одумавшись, она была сильно напугана этой неожиданной для нее ситуацией и прекратила ставшие для нее тягостными встречи. Вскоре, для того чтобы доказать себе,что она нормальный человек, она вышла замуж за своего школьного друга. Однако полноценным семейным и сексуальным отношениям с мужем мешало осознание своей прошлой «половой никчемности». С каждым днем переносить это стало все тяжелее, появились приступы депрессии, слезливости, отвращения к общению с людьми, утомляемость на работе. По настоянию матери обратилась к врачу.

Больная оказалась высокогипнабельной, и в течение одного сеанса у нее была сформирована и прочно закреплена полная амнезия на весь месячный период ее жизни, в течение которого она имела «предосудительные» связи с женщиной. Внушение реализовалось полностью. Повторный сеанс через десять дней был проведен с целью закрепить уже нормализовавшееся состояние. Положительный эффект психологического вмешательства прослежен в течение трех лет.

В заключение этого раздела отметим следующее. Несмотря на то что со спонтанно формирующимися амнезиями гипнологи в своей повседневной работе имеют дело очень часто, методические, психологические и даже правовые вопросы формирования искусственных амнезий на психотравмирующие ситуации или на соответствующие им временные периоды до сих пор почти не выяснены. В специальной литературе вообще не имеется фактических материалов такого рода, а концептуальные аспекты этой проблемы пока не обсуждаются.

На основании тех немногих данных, которыми располагает клиническая практика, и чисто теоретических умозаключений можно предполагать, что формирование искусственных амнезий легче всего может быть осуществлено у детей. Важно иметь в виду, что такое же вмешательство у взрослых, но уже с преступной целью может проводиться под «прикрытием» какой-либо психотерапевтической процедуры. В этом случае формируемая амнезия представляет собой в буквальном смысле «похищение памяти», так как осуществляется с заранее обдуманной целью, без ведома больного и наносит ему определенный вред.

Более сложной и проблематичной является возможность осуществления долговременных внушенных амнезий в состоянии наркотического опьянения. Эти аспекты проблемы должны быть хорошо проработаны на экспериментальном и практическом уровнях в службах специального назначения.

 

Источник: * http://www.01101.ru/index.php/2010-09-28-13-57-54/11-2010-09-28-17-58-59.html

Автор записи: Askhont

Если вы заметили орфографическую ошибку, пожалуйста, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Похожие записи:
Оставить комментарий


Подписаться, не комментируя

Система Orphus