Гипноз в следственных действиях

Психофизиологические основы следственного гипноза.

В предыдущих главах мы рассматривали материалы, в которых гипноз выступал как средство осуществления противозаконных действий. Такого рода действия трудно доказать, так как гипнотические приемы бывают очень тесно вплетены в живое полотно обычного межличностного общения.

При этом само внушение в отдельные моменты беседы может строиться вообще без словесного компонента, с использованием лишь зрительных раздражений, жестов, мимики, мысленных посылок. К тому же человек, который пользуется гипнотическими приемами, как правило, знает об их эффективности и при создании постгипнотической амнезии.

Здесь мы вплотную подошли к другому важному качеству гипноза — его способности служить незаменимым вспомогательным инструментом при осуществлении следственных действий. Речь идет о возможности устранения с его помощью функциональных (психогенного происхождения) и посттравматических амнезий.

Оставляя пока в стороне правовую сторону этого криминологического средства, рассмотрим его психофизиологическую основу, знание которой может в значительной мере облегчить определение правового положения следственного гипноза в нашей стране.

Естественные и особенно патологические дефекты памяти, нередко проявляющиеся у субъектов следственных действий, всегда представляют собой существенную помеху при сборе доказательств по расследуемым делам. В юридической литературе имеется немало материалов, касающихся способов активации памяти свидетелей и пострадавших. Считается целесообразным в необходимых случаях рекомендовать им сообщать дополнительно то, что они могут вспомнить после допроса, или произвести через определенное время повторный допрос . Используя данный метод, пишут Г. Г. Доспулов и Ш. М. Мажитов, нередко удается вызвать в памяти свидетеля забытое. «Следователь, — считают они, — не должен терять надежду и в том случае, если даже какое-то обстоятельство покажется допрашиваемому безвозвратно забытым, ибо это психологически демобилизующе действует на последнего. Побуждая его к активной мыслительной работе и мобилизации волевых усилий, можно добиться припоминания необходимого» . Принцип «оживления» ассоциаций наиболее часто применяется в тех случаях, когда следователь пытается помочь восстановлению забытого у допрашиваемого.

Весьма сложное отношение существует у юристов к внушению. Их осторожность легко понять. Они стараются исключить из процесса дознания те показания свидетелей или потерпевших, которые являются результатом вольно или невольно навязанных им ответов. Говоря о роли внушения (самовнушения) при формулировке допрашиваемым своих показаний, А. Е. Брусиловский и М. С. Строгович указывали, что спонтанного, самопроизвольного рассказа свидетеля не существует. «О чистой спонтанности говорить не приходится, — считают они. — Довольно редко свидетель и потерпевший допрашиваются следователем, когда они еще не подвергались посторонним влияниям, не успели обдумать происшедшее и определить свои позиции к нему» . Уже до вызова на допрос, уясняя себе смысл воспринятого факта, события, свидетель в той или иной степени может подвергаться самовнушению.

В психологии те изменения, которым подвергается запечатленный и затем воспроизводимый материал, называются реконструкцией. Хотя реконструкция и не является полной репродукцией, она правильно отражает то, что фактически имелось в воспринятом материале. Она пе изменяет основной смысл оригинала, а имеющиеся отклонения от материала бывают логически оправданы. Когда же изменения приобретают характер искажения, то это уже деформация.

Допрашивая недобросовестного свидетеля или потерпевшего, следователь помимо специальных тактических приемов, направленных на пресечение лжи, должен оказывать ему и помощь в припоминании и правильном воспроизведении деформированного материала. Легко ли в этом случае не допустить моментов непреднамеренного внушения?

В юридической практике нередки случаи провалов памяти (амнезии), когда из сознания выпадают отдельные события, заполняющие определенный (больший или меньший) отрезок времени. Провалы памяти могут наступить у потерпевшего после полученной травмы или обморочного состояния. Подобные случаи, как правило, требуют врачебно-психиатрического вмешательства. Однако бывает и так, что следователю, умело пользующемуся методом ассоциаций, удается добиться того, что провал памяти у потерпевшего устраняется.

В настоящее время, когда возрастает число противоправных дел, связанных с применением наркотических, психотропных и иных химических веществ, угнетающих функцию памяти, проблема амнезии у потерпевших и преодоления ее в интересах расследования становится весьма актуальной. Так, в преступных действиях последних лет широкое применение нашел клофелин — лечебный препарат, побочным эффектом которого является временное угнетение функции ретикулярной формации ствола мозга и, как следствие, нарушение процессов запоминания. Известны также нарушения памяти, наступающие в результате полученных травм.

Различают следующие формы расстройства памяти:

— ретроградная амнезия — забывание событий, предшествующих гравматизирующему (болезнетворному) воздействию;

— антероградная амнезия — потеря памяти на события, происходящие после влияния травматизирующего фактора;

— функциональная амнезия — проявление естественных дефектов деятельности памяти (психологических особенностей забывания, действия закона вытеснения и т. п.).

Эффективное купирование, устранение перечисленных форм амнезии в целях более полного восстановления обстоятельств, интересующих следственные органы, оказывается возможным с помощью метода гипнотической активации соответствующей системы нейрофизиологических энграмм, т. е. гипнорепродукции ранее пережитых событий и состояний. Этот метод основан на одном из важных свойств центральной нервной системы — способности закреплять временную последовательность протекающих в ней процессов и сохранять возможность их воспроизведения в дальнейшем. «При страшной сложности работы больших полушарий, по-видимому, имеется такой принцип: все то, что было образовано, не переделывается, но остается в том же виде, а новое лишь наслаивается, это является основным» , — отмечал И. П. Павлов. Позже К. Прибрам уже на уровне топографической нейрофизиологии уточнял, что «в классическом понимании функции коры вводимая информация воспринимается посредством первичной коры; к тому, что уже заучено, добавляется затем сумма других видов информации и ассоциаций, хранимых в ассоциативной коре» . У. Пен-филд назвал «корой памяти» височную область полушарий, так как электрическая стимуляция этой части мозга вызывает воспроизведение картин пережитого.

Воспроизведение в гипнозе ранее пережитых психических состояний — истерических симптомов — в качестве метода исследования впервые было осуществлено Шарко. В 1887 г. Р. Крафт-Эбинг произвел известные гипнотические опыты с внушением различных возрастов . Он считал, что при этом происходит «действительное вызывание прежних (индивидуальных) личностей», т. е. перевоплощение личности. Уже в то время такая точка зрения вызвала широкую дискуссию и резкую критику, так как многие исследователи полагали, что здесь имеет место «игра» на основе внушения или же просто «притворство, симуляция».

Известно, что 3. Фрейд в самом начале своей исследовательской и лечебной деятельности совместно с И. Брейером также использовал гипноз для выявления патогенеза некоторых истерических реакций. С этой целью больного вводили в гипноз, в котором с помощью целенаправленного внушения он мог припомнить обстоятельства, давшие повод к возникновению истерических симптомов. В бодрствующем состоянии сделать это ему не удавалось.

Для более детального анализа опытов с внушенными возрастами и сопутствующими им состояниями К. И. Платонов и Е. А. Приходивный повторили опыты Р. Крафт-Эбинга на трех испытуемых1 . Для их обследования был использован ряд психологических тестов, позволяющих оценивать степень интеллектуального развития и показатели других психических функций. Исследователи пришли к выводу, что при внушении в коре мозга происходит действительное оживление прежних динамических структур, относящихся к более раннему периоду жизни испытуемых. Были подтверждены объективность и достоверность воспроизводимых в гипнозе имевшихся ранее психических и физиологических реакций. Оказалось, что на фоне общей заторможенности коры мозга в гипнозе подобные реакции воспроизводятся легко и беспрепятственно. Комплексный раздражитель в виде словесного указания «вам столько-то лет» чисто рефлекторным путем оживляет целую констелляцию энграмм раздражений, полученных испытуемым в прошлом. Посредством словесного раздражителя создается доминанта определенного содержания, которая и формирует поведение испытуемого на основе активизации следов его прошлого.

О. А. Долин в своих ранних исследованиях, проведенных при участии И. П. Павлова, внушал одной из больных различные возрасты — от двух до тридцати лет. При этом все поведение больной точно соответствовало воспроизводимому возрасту и объективировалось образцами рисунков, лепки, письма и т. п. Для нас в данном случае очень важно, что содержание написанного отражало события, действительно имевшие место в том возрастном периоде, который воспроизводился в эксперименте. Характерно, что, если во внушенном возрастном периоде было пережито какое-либо патологическое состояние, оно также воспроизводилось.

Позже аналогичные исследования с последовательным физиологическим анализом были проведены Ф. П.

Майоровым и М. М. Сусловой (1947). Испытуемой в возрасте 47 лет внушались ее предыдущие возрасты (1 год, 2 года, 3, 5, 14, 16, У5 лет), а также последующие, еще не пережитые ею (70 и 75 лет). Результаты этих экспериментов показали, что испытуемая легко воспроизводила пережитые ею возрасты, за исключением очень ранних, которые воспроизводились труднее. Внушение же еще не пережитых возрастов реализовалось лишь в общих чертах.’ Был сделан вывод, что гипнотическое внушение является адекватным методом для экспериментального исследования высшей нервной деятельности человека.

Анализируя данные этой группы исследований, А. Г. Иванов-Смоленский (1952) отмечал, что внушение в гипнозе уже пережитых возрастных периодов выявляет запечатленный в мозговой коре реальный индивидуальный опыт личности. Внушение же возрастов, превышающих возраст испытуемого, вызывает лишь приблизительные внешние подражания соответствующему возрасту на основе тех представлений, которые имеются у человека в данный момент. Таким образом, можно сказать, что энграммы психических состояний, обусловленных различными возрастными периодами, оказываются достаточно стойкими и легко активизируются внушением в гипнозе, вызывая четкие психофизические проявления. Внушение же состояний еще не пережитых возрастов опирается лишь на индивидуальные представления данного образа и потому реализуется в меньшей степени.

Опыты с внушением различных возрастных периодов в 1925 г. привели К. И. Платонова к мысли о возможности репродукции в гипнозе перенесенных ранее патологических синдромов невроза1 . При этом он исходил из предположения о динамической природе неврозов, как и самих истерических явлений. Характерно, что репродукция прошлого болезненного состояния возникала не в результате внушения в гипнотическом состоянии тех или иных симптомов, а под влиянием внушения того периода времени, который соответствовал заболеванию (например: «Сегодня декабрь 1923 года, проснитесь!»). По пробуждении у испытуемого воспроизводилась клиническая картина имевшегося в то время заболевания. Аналогичным путем под влиянием словесной инструкции противоположного характера репродуцированный синдром снимался без следа и без спонтанного проявления в дальнейшем. Синдромы этих состояний можно было воспроизводить повторно.

Последующие работы клиницистов показали возможность кратковременного воспроизведения признаков (не только функциональных, но и некоторых органических) практически любого перенесенного заболевания. Наблюдения П. К. Булатова и П. И. Буля касались особенностей воспроизведения в гипнозе приступов бронхиальной астмы . П. И. Буль (1969) вызывал днем у 16-летнего юноши в гипнозе ночной спонтанный автоматизм (лунатизм). Для этого делалось следующее внушение: «Воспроизведите все события вашего последнего приступа». Усыпленный поднимался с постели, с закрытыми глазами ходил по комнате, брал с полки одну из книг, клал ее на стул около своей постели и ложился сам. По словам присутствовавшего при этом отца юноши, была в точности воспроизведена картина происшедшего ночью приступа. Вместе с тем ни о спонтанном, ни о репродуцированном в гипнозе приступе юноша ничего не помнил. А. Б. Горбацевич (1955) с помощью внушения в гипнозе воспроизводил у больных эпилепсией судорожные припадки с соответствующими сдвигами электрической активности коры головного мозга, отвечающими этому состоянию. М. JI. Ленецкий (1957) посредством словесного внушения воспроизводил перенесенные ранее малярийные приступы.

В начале нашего столетия большую сенсацию в медицинских кругах произвели сообщения о возможности вызывания словесным внушением в гипнозе различных трофических изменений кожи: синяков, озноблений, волдырей от ожогов и пр. Эти сообщения были встречены с недоверием. Однако многочисленные опыты, проведенные с тщательным медицинским контролем, не оставили никаких сомнений в такой возможности.

П. П. Подъяпольский неоднократно путем внушения в гипнозе вызывал ожоги второй степени с явлениями отслойки эпидермиса и образования пузырей с серозным содержимым . Подобные же опыты проводили Д. А.

Смирнов (1924) и В. Н. Финне (1928). Описаны опыты Ф. Геллера и Шультца (1909), А. Кронфельда

(1927), В. А. Бахтиярова (1928, 1929), И. С. Сумбаева

(1928), в которых у испытуемых в гипнозе путем словесного внушения вызывались подкожные кровоизлияния как следствия мнимого ушиба. Говоря о результатах такого рода экспериментов, И. С. Сумбаев подчеркивал, что в гипнозе у испытуемого могут быть вызваны только те трофические изменения кожи, которые имели у него место ранее. Характерно, что внушенный ожог не всегда совпадает с местом прикосновения к коже испытуемого, а при повторных опытах появляется, кроме того, покраснение кожи в местах прежних реальных ожогов. Внушение соответствующего эмоционального состояния способствует более полной реализации вызываемых трофических изменений кожи.

А. М. Зайцев (1904) воспроизводил в гипнозе такие трофические изменения кожи, как эритемы, сыпи, пустулы (пузырьки) с геморрагическим содержимым и пр., которые тоже бесследно исчезали под влиянием контрвнушений. Случаи внушения имевшихся в прошлом кожных заболеваний описаны А, И, Картамышевым1 . Таким путем ему удавалось не только приостанавливать появление дерматозов, но и вызывать их со всеми сопутствующими явлениями (в несколько меньшей степени) в заранее определенный постгипнотический период. Основываясь на результатах этих экспериментов, он пришел к выводу, что большая часть первичных элементов при кожных заболеваниях имеет центральное происхождение. К аналогичному выводу пришел и П. Гордон (1963), анализируя опыты, в которых внушением в гипнозе повторно вызывались негерпетические пузырьки на коже. Эта группа исследований достаточно демонстративно показывает, что активизирование соответствующих следовых реакций (энграмм) в гипнозе в одинаковой степени затрагивает все функциональные уровни организма, вплоть до биохимического, и может вызывать даже органические изменения.

Метод растормаживания следовых реакций в гипнозе получил практический выход в расследовании летных происшествий. Так, Е. Н. Крамер (1964) применял гипноз в тех случаях, когда у летчика, пережившего авиакатастрофу, развивалась амнезия и он не мог вспомнить обстоятельства нарушения полета. Аналогичный случай, в котором гипноз применялся с целью дифференцирования функциональных амнезий от органических, описал X. Каммель . Когда у катапультировавшегося летчика наступила ретроградная амнезия, необходимо было решить, явилась ли она следствием эпилептического припадка, возникшего в полете, или же результатом сильного аффекта. После двенадцати сеансов гипноза летчику удалось последовательно восстановить ход событий в аварийном полете. Это помогло доказать, что в данном случае амнезия была обусловлена сильным аффективным возбуждением в момент опасной ситуации. Подобным же образом в гипнозе может быть произведено восстановление забытого испытуемым языка (Р. М. Линдер, 1944). Для исследования обстоятельств и особенностей физиологических реакций парашютиста в период аварийного прыжка с парашютом проводилось репродуктивное внушение этого прыжка в состоянии глубокого гипноза. В последующем репродукция эмоциональных состояний в гипнозе была положена в основу метода, позволившего разработать подход к моделированию широкого спектра состояний человека . Имеются также указания на то, что в гипнотическом состоянии люди иногда вспоминали малейшие детали событий, происходивших в день празднования их четырех- или пятилетия (В. Пенфилд, 1969), Специальные исследования эффективности припоминания в гипнозе проводил А. Августинек . Экспериментальный материал, полученный на 120 испытуемых, показал, что припоминание под гипнозом осуществляется значительно полнее, чем в состоянии бодрствования, и не зависит от степени организации запоминаемого материала. Улучшение припоминания в состоянии аутогенной релаксации оказалось недостоверным.

Положительное влияние гипноза отмечено и при непосредственном его применении для улучшения припоминания в процессе судебного расследования (Г. К. Са-лзберг, 1977). В описываемых автором двух случаях гипнотическая процедура способствовала снятию эмоциональных блоков, ассоциированных с событиями, вызвавшими амнезию.

Следует отметить, что метод гипнорепродукции пережитых состояний очень хорошо воспринимается последователями нетрадиционного («эриксоновского») гипноза, названного, как уже говорилось, «нейролингвистичес-ким программированием» (НЛП).

Это объясняется тем, что сам гипноз в соответствии с концепциями НЛП представляет собой не что иное, как повторное действие (воспроизведение) ранее пережитого «первичного транса» естественного происхождения. Такие повторные переживания этого состояния могут совершаться целенаправленно сколько угодно, углубляясь, дополняясь, видоизменяясь специфическими психологическими воздействиями.

«Повторные переживания воспоминаний, — пишут Д. Гриндер и Р. Бэндлер, — одна из тех вещей, которые люди, находящиеся в измененном состоянии, делают особенно хорошо. Действительно, большинство психотерапевтических методов, с помощью которых людей заставляют заново переживать воспоминания, основано на технике гипнотического внушения» . Сам прием гипнотизирования, чаще всего использующийся в НЛП, состоит в том, что субъекта просят припомнить в подробностях ту реальную ситуацию, в которой у него быстрее всего наступает естественный сон. Сосредоточение внимания на деталях этой ситуации в течение некоторого времени, как правило, вызывает глубокий гипноз.

Высказывая положительное отношение к следственному трансу, эти авторы в то же время советуют очень осторожно подходить к репродукции в тех случаях, когда у пострадавших в результате психической травмы развивается амнезия охранительной природы. «Вскрытие» в подобных ситуациях может привести пострадавшего к дополнительным тяжелым переживаниям, которые могут стать причиной развития настоящего невроза. Очень ценным методическим подходом, который авторы рекомендуют в таких случаях, является использование так называемого диссоциированного представления, когда субъект, повторно переживающий психотравмирующую ситуацию, как бы наблюдает себя в этой ситуации.

Существует, кроме того, прием, позволяющий отделять друг от друга различные аспекты переживания, с тем чтобы можно было пережить его по-новому с чисто психотерапевтическими целями. Субъекта заставляют пережить прежнее событие, но затем он должен «отойти в сторону» и наблюдать свои собственные действия со стороны. Гипнотизируемый слышит и видит все, что происходило в воспроизводимой ситуации, но при этом наблюдает за самим собой, за всем, что он тогда делал, со стороны — так, как если бы он смотрел кино. Когда человек смотрит на себя со стороны, он не чувствует и не переживает того, что чувствовал и переживал на самом деле. Его чувства — «о переживании», а не само переживание. Авторы называют такую процедуру техникой излечения фобии, или визуально-кинестетической диссоциацией. Если субъект при гипнорепродукции переживает событие так, как будто он наблюдает за собой, напряжение его чувств ослабевает, и это предохраняет его от новой актуализации соответствующих эмоций, которая заставила бы его снова пережить крайне неприятные ощущения.

Приведенные материалы позволяют говорить о том, что процессы жизнедеятельности включают несколько относительно самостоятельных форм памяти, важнейшими из которых являются следующие:

1. Органическая память, содержащая энграммы трофических, биохимических процессов. Они могут проявляться («оживляться») в виде первичных элементов патологических явлений кожи или слизистой, а также как очаговые процессы нарушения обмена.

2. Физиологическая память, хранящая следы функциональных реакций систем организма на обычные рабочие, а также стрессовые и патологические факторы.

3. Двигательная память — вид физиологической памяти, отличающийся тем, что значительная часть двигательных реакций может быть вызвана и произвольно, тогда как физиологические сдвиги могут быть воспроизведены лишь косвенным образом.

4. Образная и вербальная память как основа автокоммуникации («общения с собой») и информационных взаимодействий человека с окружающей действительностью.

При использовании метода гипнорепродукции для решения прикладных задач важно иметь в виду, что каждый предыдущий уровень памяти может не затрагивать последующего и тем более не иметь вербального отражения, т. е. не быть представленным в сознании.

Учитывая, что ночные автоматизмы воспроизводятся в гипнозе в своем двигательном выражении и не отражаются в вербальной системе, репродукцию клофелиповых и других аналогичных амнезий, которые первично могут быть слабо представлены в сознании, также следует осуществлять вначале на уровне двигательной деятельности. Опыт рассмотренных здесь работ показывает, что процесс «растормаживания» явлений амнезии требует целенаправленных гипнотических внушений, проводимых в течение 10—12 сеансов.

 

Источник: * http://www.01101.ru/index.php/2010-09-28-13-57-54/15-2010-09-28-17-58-59.html

Автор записи: Askhont

Если вы заметили орфографическую ошибку, пожалуйста, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Похожие записи:
Оставить комментарий


Подписаться, не комментируя

Система Orphus