Применение гипноза в мировой следственной практике

В настоящее время гипноз используют в целях расследования уголовных и иных преступлений практикуется еще недостаточно широко. Начиная с 70-х гг. гипноз начал систематически применяться органами расследования в США.

В Израиле криминалисты давно прошли этап первичной оценки эффективности гипноза как инструмента дознания в тех случаях, когда у потерпевшего или свидетеля наступала частичная или полная амнезия на момент криминального происшествия. Скромные сообщения в печати свидетельствуют, что такого рода предварительные проработки ведутся и во многих других странах.

В руководстве по применению следственного гипноза, изданном в США , обобщаются результаты почти трехгодичной работы гиннотизеров-дознавателей по 350 уголовным делам управления полиции Лос-Анджелеса. Констатируется, что в 79% дел с помощью гипноза была получена дополнительная ранее неизвестная информация. Из этой информации 66% данных признаны важными для следователей, ведущих эти дела.

При исследовании точности информации, выданной под гипнозом, оказалось, что в 49% случаев (из 295 дел) достоверность сообщаемой информации установить не удалось. Однако по 151 делу (51%) информация оказалась полезной и в 90% случаев подтверждена другими надежными источниками. Как установлено следователя-ми-экспертами, из всего количества законченных производством дел в 65,5% случаев полученная под гипнозом информация оказалась высокозначимой.

Оценивая глубину гипнотического состояния у исследуемых субъектов, которой удавалось добиваться в сеансах следственного гипноза, следователи-гипнооператоры считают, что в 33% случаев имел место глубокий гипноз, в 39% — средний, в 19% — легкий транс, а в 9%

— состояние обследуемых оставалось без изменений.

По видам преступлений анализируемые дела распределялись следующим образом: убийства — 60%, грабежи

— 12%, изнасилования — 13%, кражи со взломом — 4%, прочие—11%.

Данные анализа эффективности следственного гипноза, полученные на материалах 40 уголовных дел управления полиции Израиля, незначительно отличаются от вышеприведенных2 . В 60% случаев гипностимуляция репродуктивных возможностей памяти свидетелей и потерпевших привела к значительному улучшению процессов припоминания. В 66% случаев положительной реакции на гипнорепродукцию наблюдался непосредственный прирост количества информации за счет применения гипноза. Эта оценка основана на результатах фактических арестов преступников, а также на дополнительных независимых свидетельствах, полученных в процессе расследования. Кроме того, установлено, что в 87% случаев (в 14 из 16 дел) информация, полученная с помощью гипноза, была в целом точной, в остальных она противоречила свидетельствам, собранным традиционными способами расследования.

На этом основании был сделан вывод, что получаемая с помощью гипноза дополнительная информация в целом надежна, хотя в определенной мере и сохраняется возможность неточного изложения или искажения подробностей. С учетом отмеченного материал, получаемый с помощью гипнорепродукции, рекомендуется использовать в качестве справочного. Во всех случаях он должен обязательно подтверждаться другими свидетельствами и фактами, устанавливаемыми обычным порядком в процессе расследования. Собранные при помощи гипноза сведения следует рассматривать как одну из рабочих гипотез, но отнюдь не в виде окончательных фактов, поскольку в сеансах гипноза также существует возможность ошибок припоминания под влиянием фантазии, внутренних установок, расстройств памяти.

Приводимые далее примеры взяты из практики Управления уголовной полиции Калифорнии (США). Они достаточно красноречиво характеризуют возможности гипноза в преодолении явлений амнезии, вызванных травмирующими обстоятельствами физического и психического порядка.

1. 19 января 1976 г. в 19 ч 30 мин выстрелом в шею был убит у себя в калифорнийском доме Ван Найс, 64-летний кинообозреватель. Ни мотивов преступления, ни свидетелей установлено не было. Однако при систематическом опросе всех жителей округа удалось найти одного свидетеля, который накануне преступления видел возле дома жертвы подозрительную автомашину. По его описанию, это был белый пикап «Датсун» 1973—1974 гг. выпуска с усиленным бампером. В машине находилось трое подростков. Свидетель видел номерной знак машины, однако помнил только то, что номер начинался цифрой «7», следующей же цифрой была или «7» или «4».

На предложение попробовать стимулировать припоминание в гипнозе свидетель согласился. В состоянии внушенного сна была получена следующая дополнительная информация: «Усиленный бампер машины был серебряным по цвету, и на нем имелась голубая и красная эмблема «Сохранности»; на машине не было ни вмятин, ни царапин; слово «Датсун» написано большими черными буквами на задней дверце пикапа; имеется небольшое зеркальце с левой стороны; небольшие хромированные колпаки на ступицах колес, а номерной знак «Датсуна» помещен в металлическую рамку. На зеркале заднего вида в салоне автомашины висели бусы или что-то подобное». Вспомнился и полный номер автомашины — 70 774.

В управлении регистрации автомотосредств был назван адрес автомашины, по которому был найден сам пикап, а потом и трое подростков, совершивших преступление.

Вся информация, полученная в данном случае в состоянии гипноза, оказалась правильной, за исключением двух моментов: номерной знак не имел металлической рамки, и на зеркале заднего вида ничего не висело. По существу, это дело решилось положительно благодаря применению следственного гипноза.

2. 8 января 1975 г. муж, возвратившись в 11 ч вечера домой (южный район Лос-Анджелеса), нашел свою жену мертвой в ванной, обнаженной и связанной. Он развязал ее, перенес в спальню, положил на кровать и закрыл одеялом. Находясь в шоке, он не сразу обратился в полицию. Какое-то время он метался из комнаты в комнату, подбирая и складывая вещи, которые были разбросаны вокруг.

При опросе полицейскими он не мог точно вспомнить, в каком положении находилось тело его жены в ванне и что он делал перед тем, как их вызвать. Вскрытие показало, что смерть наступила от удушья, которое сопровождалось небольшим повреждением мягких тканей шеи. Не было обнаружено никаких следов вторжения в квартиру извне, соседи не слышали никакого необычного шума. Хотя муж был вначале заподозрен в убийстве, удалось точно установить, что в момент смерти жены он находился на работе. Следствие зашло в тупик, и спустя примерно десять месяцев было решено применить гипноз для возможного получения от мужа дополнительной информации по данному делу.

Под гипнозом он смог точно воспроизвести, в каком положении он нашел тело жены, как она была связана, какие предметы с тела жены и разбросанные вокруг он убирал. Эта информация и консультации соответствующих экспертов позволили установить, что причиной смерти было самоубийство, случайно или преднамеренно происшедшее на почве сексуального расстройства. Без сеанса гип-норепродукции данной ситуации это дело, скорее всего, осталось бы нераскрытым.

3. В 1976 г. в т. Чоучилле (Калифорния) произошло массовое похищение 26 детей, ехавших в школьном автобусе. Похищение совершили трое вооруженных мужчин в масках. Детей увезли за сто миль в песчаный карьер и спрятали там в заброшенном трейлере, закопанном почти на два метра в землю. 16 часов спустя пленники смогли освободиться из заключения и убежать. Опрошенные в ФБР, они не смогли дать связной информации о похитителях. Сеанс следственного гипноза был проведен с водителем школьного автобуса. В результате он вспомнил номерной знак белого фургона, на котором увезли детей, за исключением одной цифры. Эта информация послужила основой для розыска похитителей.

4. В конце 70-х гг. широкую известность получили «серийные» преступления, совершаемые «бродячим насильником». Этот преступник ходил по домам от двери к двери примерно с 3 ч до 9 ч 30 мин, высматривая доступ к жертвам. Если дверь открывала женщина небольшого роста и он мог войти в дом, то он ее насиловал. Таким образом он одну жертву в Хирфорде изнасиловал 13 раз, и при этом она осталась жива, хотя о преступнике ничего не могла вспомнить. Однако под гипнозом она оказалась в состоянии вспомнить, что говорил и делал преступник во время этого криминального происшествия, а также указала характерные черты его лица, чем помогла художнику составить композиционный портрет насильника. Когда подозреваемый в преступлении был арестован, информация, полученная под гипнозом, совпала с другими фактами и оказалась весьма полезной для следствия. Впоследствии обвиняемый признался в ряде убийств и 65 изнасилованиях.

5. В сентябре 1978 г. 15-летняя девушка попросила попутную машину подвезти ее в один из населенных пунктов Калифорнии, где она хотела навестить своего дедушку. Ее взял с собой мужчина, ехавший на автофургоне. Он обесчестил ее, связал, а затем отрубил топором обе руки и бросил ее тело в дренажный туннель. Жертва притворилась мертвой, но в конце концов выползла из туннеля, остановила машину и была доставлена в больницу. Когда ее допрашивали детективы, она могла сообщить лишь несущественные фрагменты этого трагического случая.

Под гипнозом девушка вспомнила имя преступника, некоторые полезные для следствия детали разговора и помогла составить его композиционный портрет. Многое из той информации, которая была получена у нее под гипнозом, позднее совпало с теми показаниями, которые дали другие свидетели. Впоследствии задержанному было предъявлено обвинение еще по целому ряду других жестоких дел.

6. В Лос-Анджелесе по делу Байхлера было предъявлено обвинение в четырех убийствах, два из которых были 10-летней давности. Репродуктивная стимуляция памяти свидетелей в гипнозе позволила получить информацию для предъявления обвинения по всем четырем убийствам. Это дело интересно тем, что, несмотря на большой период

времени, прошедший после совершения первых преступлений, у свидетелей под гипнозом были получены сведения о деталях виденного. Очевидно, фактор времени и переживаемое стрессовое возбуждение не являются препятствием для успешного получения информации средствами следственного гипноза.

В отделе научных исследований управления полиции Израиля использование гипноза в целях уголовного расследования началось в 1973 г. Это было вызвано тем обстоятельством, что большое количество информации, воспринимаемой на месте происшествия, позже забывается как свидетелями, наблюдавшими случившееся событие, так и потерпевшими. Они часто оказываются не в состоянии припомнить важные для следствия факты и детали (приметы подозреваемых, внешний вид и номера автомобилей, тип оружия и пр.).

При обработке имевшихся материалов было установлено, что гипноз применялся в расследовании в основном в следующих обстоятельствах:

1) когда функциональная амнезия у потерпевшего была вызвана явлениями подсознательного вытеснения происшедшего события из памяти под влиянием переживаемой тревоги;

2) в целях выявления тех деталей, которые в момент происшествия для потерпевших или свидетелей казались несущественными;

3) для уточнения показаний в случае наличия противоречивых свидетельств.

В качестве иллюстраций к первому положению приводятся случаи 1 и 2, к последующим — соответственно 3 и 4.

1. 17-летняя девушка под угрозой холодного оружия была изнасилована с проявлениями жестокости незнакомым ей человеком. Несмотря на то что до момента совершения преступления девушка провела с насильником несколько часов, при последующем допросе она не смогла описать ни внешности преступника, ни места совершения преступления. Однако в состоянии гипноза она оказалась способной воссоздать словесный портрет незнакомца и описать место преступления, где криминалистам удалось отыскать нож, которым ей угрожали. Описание внешности преступника оказалось достаточно точным, и в результате удалось арестовать подозреваемого, который позже сознался в совершении этого и нескольких других аналогичных изнасилований.

2. Управляющий рестораном был ограблен вооруженным преступником при возвращении домой, после того как

он оставил автомобиль на стоянке. Под угрозой огнестрельного оружия он отдал нападавшему все наличные деньги и позволил тому уехать на автомобиле. Во время обычного полицейского допроса потерпевший не смог вспомнить каких-либо подробностей этого события. При последующем допросе в состоянии гипноза он подробно воспроизвел словесный портрет грабителя, описал его автомобиль и назвал точное время происшествия.

Позже выяснилось, что потерпевший был сыном известного героя войны. Поэтому он решил, что его поведение при ограблении под угрозой оружия является проявлением трусости и не соответствует тем нормам поведения, которым должен был бы следовать сын героя. Полную амнезию на случившееся, проявленную в процессе обычного допроса, можно было объяснить не только испугом в результате угрозы, но и чувством вины за «позорную» робость. Позже грабитель был арестован и выяснилась поразительная точность словесного портрета, данного потерпевшим.

3. На севере Израиля был обнаружен факт установки взрывных устройств в двух автобусах. Одно из них взорвалось. При допросе водителей этих автобусов усилия полиции были сосредоточены на том, чтобы помочь шоферам вспомнить пассажиров с подозрительной внешностью, имевших при себе свертки. Поскольку протяженность маршрутов обоих автобусов была большой, число входивших и выходивших пассажиров оказалось весьма значительным, и водители, естественно, не смогли при обычном допросе припомнить какие-либо важные подробности. Однако, когда один из шоферов был допрошен в состоянии гипноза, при репродукции обстоятельств движения по всему маршруту он смог сообщить все без исключения, даже незначительные события и детали обстановки данного рейса. Водитель вспомнил, что на определенной остановке в автобус вошел юноша с темным цветом кожи, имевший при себе сверток. Вручая юноше сдачу мелочью, водитель обратил внимание на то, что ладонь юноши была покрыта холодным потом. Таким образом, пребывая в гипнозе, водитель смог вспомнить и выделить из массы пассажиров подозреваемого. Несмотря на то что шофер видел молодого человека лишь в течение короткого времени, необходимого для продажи ему проездного билета, он смог воссоздать его словесный портрет. Позже подозреваемый, внешность которого полностью соответствовала словесному портрету, был арестован и сознался в преступлении.

4. В полицейское управление поступил доклад об исчезновении с базы израильского солдата. Два свидетеля по данному инциденту дали противоречивые показания. Один из них заявил, что солдат оставил базу, выехав на служебной автомашине, направлявшейся в северный район. Второй свидетель показал, что он видел исчезнувшего солдата

на базе в то время, когда указанной автомашины на базе уже не было. Для следователей было очень важно выбрать правильную версию, чтобы приступить к поиску пропавшего солдата. Оба свидетеля были допрошены под гипнозом. Первый из них отказался от своего первоначального заявления и сообщил, что в отъезжавшей автомашине он видел не разыскиваемого, а другого, внешне на него похожего солдата. Второй свидетель при допросе в гипнотическом состоянии подтвердил свое первоначальное заявление. Позже труп исчезнувшего солдата был найден неподалеку от базы.

Необходимо отметить, что богатый и плодотворный опыт психофизиологии в исследовании гипноза как стимулятора возможностей человеческой памяти еще не нашел должной оценки со стороны отечественной криминологии. До сих пор этот метод психического воздействия не стал для наших оперативно-следственных органов узаконенным средством устранения посттравматических и стрессовых амнезий у потерпевших и свидетелей.

Вместе с тем отдельные случаи использования репродукционных свойств гипноза в оперативно-розыскной работе при наличии соответствующих специалистов свидетельствуют о несомненной эффективности такого рода приемов. Иллюстрировать это можно следующими примерами из сообщения на научно-практическом семинаре по нетрадиционным методам в раскрытии преступлений1 .

Случай 1. Летом 1990 г. 8-летняя Н. днем ушла от своей теуи и не вернулась домой. На следующий день в близлежащем лесу в муравейнике был обнаружен труп Н. со следами насилия. Смерть наступила от удушения колготками.

Последней девочку видела провожавшая ее тетя М. В ходе расследования было сделано предположение, что М. могла заметить либо вероятного преступника, либо других свидетелей, могущих дать какую-либо информацию. В обычном состоянии свидетельница не смогла припомнить значимых подробностей события, но сообщила, что непроизвольно обратила внимание на незнакомого мужчину, стоявшего по ходу движения девочки. Кроме того, на улице были еще другие дети.

С учетом готовности М. оказать помощь в расследовании было принято решение провести ее опрос в гипнотическом состоянии. Сеанс проводился в лежачем положении в условиях медицинского кабинета в течение часа и регистрировался на видеопленке.

‘ Мещанский А. Б. Использование гипнозоподобных состояний для восстановления событий в ходе оперативно-технических мероприятий // Нетрадиционные методы в раскрытии преступлений. М., 1994. С. 120.

В показаниях под гипнозом М. последовательно и подробно описала свои действия, рассказала о том, кто находился во дворе, вспомнила расположение оказавшихся в поле зрения людей и предметов. Особенно детально был восстановлен облик постороннего мужчины. М. охарактеризовала цвет его рубашки, брюк, материал и форму обуви, подробно описала его лицо, цвет глаз, особенности прически, форму бровей, рта, цвет кожи, указала на то, что мужчина курил сигарету без фильтра, вспомнила запах марки табака. На вопрос о том, видела ли она ранее этого мужчину, М. ответила, что он ей напоминает соседа П., но только напоминает, так как тот пониже и поплотнее. Этот же мужчина обратил на себя ее внимание тем, что как-то резко дернулся, когда увидел М. Позже было установлено, что сам сосед П. к происшествию отношения не имеет. Однако дальнейшими оперативно-розыскными действиями в преступлении был изобличен и в ходе следствия сознался в убийстве Н., сын П., внешне очень похожий на отца.

Таким образом, подробная информация о внешности подозреваемого в убийстве, полученная в гипнотическом состоянии свидетельницы, безусловно, способствовала раскрытию данного преступления.

Случай 2. Осенью 1992 г. работником органов внутренних дел в больницу в бессознательном состоянии с черепно-мозговой травмой, переломом ног, проникающим ножевым ранением и следами побоев был доставлен гражданин А. Одновременно с ним туда же был доставлен гражданин Б. с тяжкими телесными повреждениями, следами побоев, в состоянии алкогольного опьянения. В дальнейшем на основании заявления Б. против А. было возбуждено уголовное дело.

В ходе расследования выяснилось, что у А. в связи с черепно-мозговой травмой наступила ретроградная амнезия, в результате которой он не может вспомнить обстоятельств происшествия. Меры медикаментозного характера заметного улучшения памяти не дали. В связи с этим А. по просьбе адвоката был подвергнут репродукционному гипнозу. Сеанс проводился спустя два месяца после происшествия в условиях медицинского стационара в течение полутора часов.

В состоянии гипнотического транса А. последовательно и подробно изложил ход развития воспроизводимого события. Он вспомнил, как вместе со своими знакомыми собрался отдохнуть на лесной поляне. В это время мимо проходил пьяный Б., который нецензурно выразился в адрес компании. За это один из знакомых А. стал избивать Б. А. попытался этому воспрепятствовать, но сам получил удар по голове, от которого упал. Остальные участники компании также стали избивать А. Впоследствии выяснилось, что весь «пикник» был организован ради того, чтобы «проучить» А., который мешал реализации неблаговидных действий своих сослуживцев. В момент избиения рядом оказался знакомый А. — В. (эта фамилия появилась впервые в ходе сеанса), который предотвратил его дальнейшее избиение. Нападавшие отошли. А попытался встать, но был сбит машиной, на которой подъехали друзья Б. Из машины вышли двое мужчин (А. в сеансе гипноза подробно описал марку, внешние приметы автомашины, а также тех, кто в ней приехал). Один из них ударил А. ножом. Сослуживцы А. подняли его и доставили в ОВД, заявив при этом, что именно он избил Б.

Важно отметить, что после гипнотического сеанса память А. полностью восстановилась. Полученная информация была принята следствием во внимание, расследование по делу продолжено, и суд в своем решении учел вновь обнаруженные обстоятельства дела.

В данном случае имеются основания говорить о комплексном положительном влиянии «следственного» гипноза: разблокирован синдром ретроградной амнезии, в результате чего восстановлены ход и подробности происшествия и выведена на сознательный уровень психотравма потерпевшего, что является основным условием прекращения развития невроза. Следует принять во внимание и то обстоятельство, что А, активно шел на гип-норепродуктивное воздействие, так как видел в этом для себя единственный выход из трудной ситуации, и, надо сказать, эти ожидания его не обманули.

Случай 3. В ночь с пятницы на субботу осенью 1992 г. сотрудник ОВД Г. не сдал табельное оружие и на территории гаража с группой водителей употребил спиртное. Утром следующего дня он пришел в себя на территории гаража и обнаружил утрату табельного оружия. В связи с наличием признаков перенесенного патологического опьянения и амнезией на происшедшее Г. было предложено произвести восстановление памяти на пережитый случай в гипнозе.

Сеанс проводился через 17 дней после происшествия. В ходе репродукции наиболее полно была восстановлена память на период времени до 23 ч, когда опьянение еще не оказало своего патологического воздействия. Что касается последующих периодов времени, то воспроизведенные эпизоды происшествия носили несистематизированный, отрывочный характер. Несмотря на это, в сеансе удалось выявить не установленные в обычном допросе эпизоды.

В частности, Г. вспомнил, как к нему подходил человек, уговаривал идти спать. Г. описал цвет его куртки, но опознать его не смог. В другом эпизоде он припомнил, что кто-то его проводил до машины и уложил на сиденье. При этом он смог описать некоторые особенности одежды этого человека, форму его часов, браслета, специфику голоса. В конце концов он назвал и имя этого человека. Однако самого момента потери или кражи пистолета восстановить в памяти был не в состоянии.

Полученная в гипнозе информация и в данном случае способствовала более успешному проведению розыскных мероприятий. В то же время необходимо отметить, что положительные результаты следственного гипноза, как показала практика, бывают только в тех ситуациях, когда потерпевший или свидетель искренне стремится способствовать выяснению истины. Если же по каким-либо причинам он в этом не заинтересован, процесс гипнотизирования затрудняется и добиться необходимой степени транса оказывается невозможно.

От криминалистов не ускользнул и еще один аспект «следственного гипноза» — его способность существенно снижать порог «бдительности» при сообщении свидетелем (или подозреваемым) информации, которую в состоянии бодрствования он обычно скрывает. В данном случае это подобно фармакологическому коктейлю, именуемому в просторечии «сывороткой правды».

Н. Савинов сообщает об экспериментах со студентами юридического факультета, в ходе которых выяснялась именно эта особенность действия внушенного сна.

Процедура проведения экспериментов состояла в следующем. Испытуемый, приглашенный для опроса в гипнотическом состоянии, усаживался в кресле в удобном для него положении, и его просили расслабиться. С использованием монотонной музыки методом внушения производилась гипнотизация. В состоянии гипноза испытуемому внушалось, что, несмотря на то что он спит, он может, не просыпаясь, говорить и отвечать на поставленные вопросы. При этом у него формировалось впечатление о присутствии близкого человека, с которым он может быть предельно откровенным. Затем задавались стандартные вопросы, касавшиеся, в частности, и строго интимных сторон жизни. Ответы испытуемого сравнивались с ответами на те же вопросы, полученными ранее и бодрствующем состоянии. Результаты этих экспериментов показали, что в гипнозе люди становились значительно более откровенными и «раскованными».

7 л. п. Гримак

Позже Н. Савинов сумел проверить действенность этого приема при расследовании реального дела, когда двое подозреваемых в убийстве меняли свои показания на противоположные, чем крайне затрудняли выявление истинного виновника трагедии. Опрос одного из подозреваемых с помощью описанного метода в гипнотическом состоянии выявил ряд обстоятельств, о которых он ранее не сообщал, и их оперативная проверка показала его непричастность к убийству .

И все же мы не советуем возлагать большие надежды на то, что гипнотическое «снижение бдительности» будет легко срабатывать каждый раз при расследовании уголовных дел. Скорее наоборот: боязнь проговориться, «сказать лишнее» окажется наиболее частой причиной «потери внушаемости» допрашиваемого субъекта или же его категорического отказа от применения «следственного гипноза».

Как видим, все приведенные ранее примеры относятся к сравнительно несложным случаям гипнорепродукции, основанной на активации сферы образной и вербальной памяти, составляющей основу самосознания и информационных взаимодействий человека с окружающей действительностью.

Использование генетически более глубоких видов памяти — органической, физиологической и -двигательной — данные примеры из криминологической практики не отражают. Однако это не значит, что повседневные судебные материалы потенциально не содержат в себе требований к такого рода исследованиям, которые относятся скорее к области судебно-медицинской экспертизы. Игнорирование богатых возможностей гипнорепродукции реакций и состояний человека применительно к практике криминалистики объясняется тем, что не только следственные работники, но и судебные медики еще не имеют полного представления о возможностях данного метода, а потому и не выступают заказчиками таких неординарных работ.

Немаловажным дополнительным обстоятельством, тормозящим применение гипноза в криминалистике, является традиционный, почти мистический страх многих юристов перед термином «внушение». Об этом свидетельствуют некоторые работы, в которых специально (и, впрочем, справедливо) оговаривается требование минимизации внушающих воздействий со стороны следователя по отношению к субъекту допроса.

Проблема внушения на допросе считается весьма сложной, не сводящейся лишь к постановке суггестивных (внушающих) вопросов. Поскольку общение людей представляет собой и взаимное внушающее влияние, а допрос есть, по сути, общение в особой профессиональной форме, полное исключение внушения при осуществлении допроса невозможно. Речь может идти лишь об ограничении внушения на допросе, о сведении внушения к минимуму. Высокая степень внушения нередко содержится в интонации голоса, в жестах и мимике лица следователя. Поэтому, безусловно, правы те авторы, которые рекомендуют следователю в ходе допроса воздерживаться от выражения словом, жестом или мимикой своего отношения к информационному содержанию показаний допрашиваемого .

Чрезмерная профессиональная осторожность, выражающаяся в неприятии следственного гипноза, скорее всего основана на смешении двух сторон явления суггестии: 1) тех случаев, когда наличие элементов внушения на допросе должно расцениваться как отсутствие профессионализма, перечеркивающее перспективы реального поиска, и 2) тех обстоятельств, когда внушение становится основой специального криминологического метода расследования — гипнорепродукции, значительно расширяющей поле информационного поиска. В этой двойственности проявляется диалектическая противоречивость того явления, при компетентном подходе к которому может быть эффективно использована его полезная сторона.

 

Источник: * http://www.01101.ru/index.php/2010-09-28-13-57-54/17-2010-09-28-17-58-59.html

Автор записи: Askhont

Если вы заметили орфографическую ошибку, пожалуйста, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Похожие записи:
Оставить комментарий


Подписаться, не комментируя

Система Orphus