Методические приемы следственного гипноза

Гипноз как явление в области психологии и как инструмент коммуникативного взаимодействия может быть использован как и в противозаконных, так и в созидательных, гуманных целях.

Есть все основания полагать, что внимание юристов к гипнозу в будущем значительно возрастет, поскольку количество преступлений и противоправных (в том числе массовых) воздействий посредством различных форм внушения постоянно возрастает. Следовательно, неизбежно увеличится и число методов расследования, в основе которых будет лежать гипноз.

О возможной реализации указанной тенденции уже в настоящее время свидетельствует возросшая внушаемость населения, отмеченная некоторыми авторами . Это вызвано в первую очередь растущей социализацией современного общества, а также увеличением удельного веса чисто суггестивных воздействий со стороны средств массовой информации на психику человека (коммерческая реклама, многочисленные сеансы «целителей» и «магов», беспрерывные заклинания разного рода политических «корифеев» и т. д.). Даже в сфере учебно-воспитательной работы растущие темпы жизни не оставляют времени на неспешное разъяснение материала и убеждение учащихся, сплошь и рядом подменяя эти процессы суггестией и директивными установками.

Разумеется, следственный гипноз имеет мало общего с психотерапевтической техникой внушения и является в основном своеобразным инструментом гипермнезии, расширения памяти в целях следствия. Однако при более тщательном рассмотрении можно обнаружить и некоторые общие моменты в следственном и медицинском гипнозе. Чаще всего эта общность усматривается в тех случаях, когда дознавателю приходится иметь дело со свидетелями и потерпевшими, серьезно травмированными и эмоционально расстроенными пережитым происшествием. У этих лиц гипнотический сеанс нередко снимает явления амнезии, вызванные стрессовым состоянием, а доброжелательное понимание их состояния, готовность внимательно их выслушать при снисходительном отношении к любым эмоциональным проявлениям дают им возможность освободиться от психического напряжения, уменьшить стресс и почувствовать себя более раскованно. Тем самым действие следственного гипноза приобретает и определенное психотерапевтическое значение.

Нередко не только в среде рядовых граждан, но и в кругу некоторых специалистов можно услышать мнение о вреде гипнотизирования. Эти высказывания, безусловно, являются отголосками теоретических воззрений Сальпетриерской школы Шарко, согласно которым в природе гипноза усматривались зачатки некоторых патологических явлений. Следует отметить, что не только сравнительно небольшая практика следственного гипноза, но и богатейший опыт медицинской суггестии не знает ни одного случая осложнений, если сеанс гипнотизирования проводился квалифицированным специалистом. Тем не менее во всех случаях, когда состояние допрашиваемого дает основание заподозрить у него нарушение психического здоровья в данное время или в прошлом, во избежание малейших недоразумений следует провести консультацию с врачом-невропатологом или психиатром.

Поскольку у следственного гипноза имеются свои особенности и он требует специальной подготовки и соответствующего опыта, обычный гипнотерапевт не может квалифицированно выполнять следовательские функции. В этом случае необходима дополнительная подготовка в области криминологии. Специалист по следственному гипнозу кроме знаний в области гипносуггестии должен иметь четкие представления об особенностях функционирования памяти, методах ее активации, а также о специфике показаний очевидцев.

Еще в начале века известный психолог Г. Мюнсте-рберг указывал на ненадежность словесных отчетов об увиденном. Существенное влияние на надежность свидетельских показаний очевидцев оказывают несколько переменных величин: потенциальная восприимчивость субъекта; его склонность к переосмыслению и преувеличению увиденного; личная мотивация и степень причастности к событию; многосторонний характер происшествия, суть которого не всегда можно осознать. Влияют на объективность показаний и такие «побочные» факторы, как стремление свидетеля заполнить фактические пробелы памяти, привычка поддакнуть и угодить, безотчетная тяга к тому, чтобы принимать желаемое за действительное. Не останавливаясь на деталях вопроса, следует отметить, что большой процент свидетелей не в состоянии точно описать подозреваемого правонарушителя. Хорошо известно, что даже такие опытные наблюдатели, как работники правопорядка, тоже допускают немало ошибок в зрительном восприятии и опознании лиц и предметов.

В психологии восприятия хорошо известна закономерность, в соответствии с которой точность описания виденного коррелирует с силой эмоционального воздействия, которое оно оказало на зрителя. Следовательно, чем сильнее эмоциональный интерес свидетеля, тем больше вероятность того, что он запомнит важные детали наблюдаемого им инцидента. В общем, все факторы, оказывающие влияние на качество восприятия, можно рассматривать как зависящие от внешних условий (расстояние от места преступления, состояние погоды, освещенность, отвлекающие внимание моменты), физических данных человека (его роста, качества зрения и слуха), эмоционального состояния (страх, озлобленность, переживание боли), а также дополнительных психологических моментов (пристрастность или предубежденность, желание увидеть то, что хочется увидеть, и пр.).

Многими исследованиями установлено, что гипноз играет большую роль в обеспечении надежности и точности показаний очевидцев и потерпевших в большинстве уголовных дел . Поскольку в большинстве случаев у следствия имеется возможность перепроверки информации, полученной в гипнозе, такой, например, как описание внешности подозреваемого, номер автомашины, характеристика транспортных средств и другие ключевые сведения, то в ходе дальнейшего расследования эта информация либо получает подтверждение, либо в расчет не принимается.

Интересны результаты специального эксперимента в целях исследования эффективности следственного гипноза. Перед группой полицейских в обстановке спонтанности было инсценировано преступление. Каждого из них попросили дать индивидуальный письменный отчет об инциденте, свидетелем которого он был. Затем у этих же лиц такие же отчеты были получены повторно в состоянии гипноза. В результате оказалось, что второй отчет был значительно более полным и точным, чем первый . Следует лишь добавить, что множество случаев применения следственного гипноза в повседневной криминологической практике служит убедительным подтверждением этих экспериментальных результатов.

Не менее важная сторона следственного гипноза была установлена в сравнительно недавних исследованиях особенностей восприятия информации . Оказалось, что объем воспринятой человеком информации определяется не только уровнем ее осознания. Немалая часть воспринимаемой информации фиксируется, кроме того, на подсознательном уровне. В обычном состоянии человек фактически не имеет к ней доступа, он даже не подозревает о наличии у него определенных знаний. Однако в гипнотическом состоянии данные подсознательного уровня становятся более доступными для осознания и вербализации, т. е. выражения в словесной форме, что позволяет в фазовых состояниях психики получать от свидетелей более полную информацию, чем та, которую они выдают при обычных допросах. Именно в связи с обсуждением данной закономерности М. Рейзер приводит случай из практики, когда свидетельница, находясь под воздействием психотропного вещества, ничего не могла рассказать детективу при обычном допросе. Под гипнозом же она вспомнила и описала внешность подозреваемого, в результате чего удалось настолько точно составить его графический портрет, что он в значительной степени совпал с его фотографией2 .

На основании имеющихся на сегодняшний день данных многие зарубежные авторы полагают, что репродуктивный гипноз, применяемый в отношении готового к сотрудничеству свидетеля преступления, может в значительной степени повысить возможности следствия в получении необходимой информации первостепенной значимости. При этом подчеркивается, что, хотя данные, полученные посредством следственного гипноза, характеризуются большим объемом и точностью информации по сравнению с обычным допросом, очень важно, чтобы эти данные подвергались тщательной проверке в ходе дальнейшего следствия.

Для проведения сеанса гипнорепродукции подбирается подходящая комната с хорошей звукоизоляцией, куда на время работы можно было бы закрыть доступ другим сотрудникам и где по возможности были бы исключены телефонные звонки. Освещение в комнате должно быть мягким, в крайнем случае следует устранить попадание прямого света (электрического или солнечного) на лицо гипнотизируемого субъекта. Очень важное условие для нормального хода гипнотизации — наличие оптимальной температуры в рабочей комнате. Гипнотизируемого следует усадить на удобный стул, а еще лучше — на кресло с регулируемым положением спинки, чтобы он мог достаточно полно расслабиться. Мягкая мелодичная музыка или воспроизведение «белого шума» может служить хорошим фоном для гипнотической релаксации.

Весь ход сеанса следственного гипноза должен записываться на магнитофон, а по желанию может вестись и видеозапись. Магнитофоном следует пользоваться открыто, так как гипнотизируемый легко адаптируется к этому обстоятельству и через несколько минут перестает замечать наличие микрофонов. Очень удобно проводить гипноз в паре с другим экспертом, так как это позволяет не только разделить рабочие функции во время сеанса, но и консультироваться по ходу дела, подсказывать друг другу полезные действия. Считается, что присутствие родственников и близких друзей на сеансе не способствует делу, за исключением тех случаев, когда показания снимаются с пострадавших детей или таких же малолетних очевидцев.

Присутствующие на сеансе усаживаются в глубине комнаты, вне поля зрения гипнотизируемого, чтобы не служить помехой для гипнотизера. Описаны случаи, когда лица, присутствовавшие на сеансе, наблюдая за процедурой гипнотизирования, сами оказывались усыпленными. В такой ситуации гипнотизирующему специалисту необходимо на короткое время отвлечься от основной работы и должным образом скорректировать состояние присутствующих: вывести их из гипноза и внушить бодрое состояние на время всего сеанса.

В тех случаях, когда следователь работает совместно со специалистом-гипнологом, он не должен пытаться заводить разговор с загипнотизированным напрямую. Вопросы допрашиваемому следует задавать через гипнолога в письменном виде. Категорически запрещается в присутствии загипнотизированного подавать какие-то реплики по существу дела, а тем более обсуждать ход самого сеанса допроса. Надо помнить, что в состоянии гипноза человек остается живым, деятельным субъектом, вполне понимающим, что происходит вокруг него. Он требует к себе такого же участия и т&кта, как и любой бодрствующий. Не исключена возможность того, что при репродукции определенных обстоятельств происшествия допрашиваемый, находясь в гипнозе, может проявить некоторое беспокойство, психическое напряжение или явное волнение. Если эмоциональная реакция загипнотизированного становится настораживающе высокой, то соответствующим внушением его следует успокоить, однако — и это важно иметь в виду — не за счет снижения значимости припоминаемых событий и деталей происшествия.

В подавляющем большинстве субъекты даже с выраженным беспокойством заметно релаксируются, успокаиваются после вхождения в гипнотическое состояние, их первоначальная взволнованность и неуверенность проходят. Это само по себе благоприятным образом сказывается на течении процессов припоминания и репродукции пережитых ранее впечатлений.

Никоим образом не рекомендуется выполнять такую работу торопливо, в спешном порядке. Обычно дознаватели, ведущие дела, которые требуют применения следственного гипноза, склонны форсировать события, ссылаясь на то, что время уходит и это снижает возможности гипнорепродукции. Следует, однако, иметь в виду, что давность события в пределах годичного промежутка времени не сказывается отрицательно на полноте воспроизведения информации. Любые же признаки торопливости действуют на допрашиваемого отрицательно и на самом деле могут затруднить припоминание, препятствуя развитию полноценной релаксации. Поэтому перед сеансом гипнорепродукции бывает даже полезно предоставить допрашиваемому определенный промежуток времени, в течение которого у него обычно срабатывают антистрессовые защитные механизмы и устанавливается эмоциональное равновесие. Отсрочка в проведении сеанса не влияет на репродуктивную способность памяти свидетеля.

Согласно опыту американских и израильских криминалистов, предпочтение в использовании гипноза должно отдаваться достаточно сложным уголовным делам, таким, как убийство, изнасилование, похищение детей и серьезные разбойные нападения.

Имеются особые уголовные дела, которые требуют участия в следственном гипнозе определенного специали-ста-консультанта. Они касаются субъектов с наличием особой формы эмоционального расстройства, детей, а также лиц с отклонениями в психической сфере. Практика работы с использованием следственного гипноза показала, что начинающему гипнологу не следует планировать более двух сеансов гипнорепродукции в день.

Некоторые следователи могут попытаться использовать гипноз как средство форсировать проведение следствия. Такой подход к данному методу получения информации — верный способ его дискредитировать. Гипноре-продукцию обстоятельств происшествия целесообразно осуществлять только после завершения основной работы по делу. Если же в ходе обычных допросов получено достаточно информации, то проводить следственный гипноз нет необходимости. В подавляющем большинстве случаев гипноз — крайнее средство дознания, к которому прибегают, когда все другие источники информации исчерпаны или же их просто не оказывается.

В том случае, когда припоминание бывает затруднено, допрашиваемого, если позволяет обстановка, можно привести на место происшествия, что нередко служит дополнительной стимуляцией памяти.

Иногда необходимые сведения от человека в состоянии гипноза удается получить в одном сеансе. Когда же субъект неспокоен или его показания недостаточно мотивированы, по некоторым эпизодам могут потребоваться повторные сеансы. Для устранения у потерпевших амнезий, вызванных травмой или какими-либо фармакологическими веществами, нередко требуется более десяти сеансов, чтобы восстановить способность ориентироваться в событиях выпавшего из памяти периода времени.

Перед тем как закончить сеанс следственного гипноза, целесообразно задать допрашиваемому последний вопрос: «Есть ли что-нибудь еще, о чем Вы хотели бы мне сказать, а я Вас не спросил?» Часто при этом удается получить дополнительную информацию, поскольку человек, находясь в гипнозе, бывает способен увидеть некоторые новые детали происшествия в тех ракурсах, которые ранее были недоступны его сознанию.

Резюмируя методическую часть следственного гипноза, следует указать, что большой объем новой информации удается получить с помощью данного метода в тех случаях, когда процессы припоминания бывают осложнены тревожной мотивацией или своеобразными эмоциональными блоками (по принципу «страшно вспомнить»). Меньше сведений бывает получено посредством гипнорепродукции тогда, когда интересующие следствие подробности оценивались очевидцем или потерпевшим в момент происшествия как маловажные, несущественные. Замечено, что гипнотическое состояние дает больший эффект, когда бывает необходимо восстановить последовательность событий, и меньший — когда припоминаемый факт не имеет внутренних логических связей с событием и является случайным (например, номер автомашины).

Криминалисты управления полиции Израиля также делают вывод о том, что гипноз является полезным и действенным методом повышения эффективности допроса при расследовании уголовных дел. При этом перечисляются следующие условия, которые должны соблюдаться при использовании этого метода:

1. Свидетели или потерпевшие должны быть настроены безусловно положительно к сотрудничеству с органами расследования и к факту гипнотизирования, в частности.

Из этических соображений и в целях защиты гражданских прав не следует допрашивать под гипнозом подозреваемых. Единственным исключением из этого правила может быть применение гипноза по просьбе самого подозреваемого и по возможности в присутствии адвоката, когда подозреваемый надеется вспомнить важный для установления истины факт.

2. Во всех случаях необходимо быть уверенным в психологическом благополучии допрашиваемого под гипнозом. Если же такой уверенности нет, необходимо провести консультацию с соответствующим специалистом.

3. Сеансы следственного гипноза должны проводиться опытными психиатрами или психологами, имеющими специальную подготовку в практическом осуществлении гипнорепродукции.

4. Специалист, который проводит допрос в гипнозе, должен сохранять бесстрастную позицию в отношении к получаемой от субъекта информации. Допрашиваемый не должен даже догадываться о предпочтительных для следователя вариантах ответов. Это очень важно в целях избежания намеренного искажения излагаемых сведений с целью «подыграть», угодить слушающему .

 

Источник: * http://www.01101.ru/index.php/2010-09-28-13-57-54/18-2010-09-28-17-58-59.html

Автор записи: Askhont

Если вы заметили орфографическую ошибку, пожалуйста, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Похожие записи:
Оставить комментарий


Подписаться, не комментируя

Система Orphus