Ванга о новой религии (Белое Братство)

 Ванга была глубоко верующим человеком. Неукоснительно соблюдала все православные обряды. Порицала даже болгарское духовенство за то, что они, в отличие от российского, перешли на новый календарный стиль, нарушая привычную череду церковных праздников. И тем не менее вопреки тому, что исповедовала, это обычно происходило после кратковременного погружения в состояние транса, она заявляла: 
 
       — Все религии упадут. Останется лишь одно: Учение Белого Братства. Как белый цветок, покроет оно Землю, и благодаря этому люди спасутся. 
 
       Учение, в связи с которым то и дело возникали имена Рерихов и Блаватской, чрезвычайно занимало воображение Ванги. Она называла его огненной Библией. 
 
       — Это Новое Учение, — говорила она, — но построенное на основах старого. Старое здесь можно сравнить с корнями, а новое — как цветок, распустившийся на солнце. 
 
       По ее словам, тайная глубинная работа над Учением теперь закончена. Оставаться тайной оно больше уже не может. Как огненный поток, ворвется оно к людям. 
 
       — Новое Учение придет из России, — пророчила Ванга. — Будет чистой Россия, будет Белое Братство в России. Отсюда Учение начнет свое шествие по всему миру. 
 
         Из записей бесед Валентина Сидорова и Людмилы Живковой с Вангой:
 
       — Твое вдохновение, — кивок в сторону Людмилы (Людмил Живкова — дочь Тодора Живкова. Председатель Комитета культуры Болгарии) —  — тоже из России. Очень важны твои Детские Ассамблеи. Ты правильно угадала, что семена Учения через детей распространятся везде и всюду. 
 
       Ко мне: 
 
       — Мало работаешь для Белого Братства. Двадцать лет, начиная с этого момента, ты должен работать так, чтоб Учение стало известно всей планете. Через двадцать лет, раньше не получится, соберете первую большую жатву. 
 
       При всем глобальном оптимизме бабы Ванги в ее пророчествах нет-нет, да и проскальзывали апокалипсические нотки. Она говорила, что у каждого народа есть своя звезда, которая насыщает его светоносной энергией. Однако бывают и исключения. У некоторых народов, говорила она, нет звезды, а есть планета. Так вот: Новое Учение (по словам Ванги, «белое-белое, как снег») создаст новые условия (по словам Ванги «все станет белым-белым, как молоко»), в которых эти народы не смогут выжить, во всяком случае, духовно. В непривычной для них атмосфере они как бы задохнутся. Народ, у которого вместо звезды планета или, что то же самое, погасшая звезда, погаснет и сам, утверждала Ванга, как свеча на слишком сильном ветру. 
 
       Как я уже говорил, баба Ванга стремительно быстро вошла в круг наших проблем. Меня, например, она приветствовала так: «А, это тот, который любит святца Сергея!» По ее словам, каждый раз, когда мы встречаемся с нею, он явственно обозначается перед ее внутренним взором. Как всегда, вопрос: 
 
       — Почитают ли в России святца Сергея? 
       — Мало, — отвечаю я. — Главным образом в церкви. 
 
       Ванга: 
 
       — Вижу монастырь. (Я подтверждаю, что в Троице-Сергиевой Лавре находятся мощи Преподобного Сергия.) Это — сердце России. Он — большой пророк. Он не простой святой, а главный русский святой. С неожиданной энергией: 
 
       — Нет такой силы, которая могла бы сломить Россию. Россия будет развиваться, расти, крепнуть. И добавляет, что это не ее слова, а слова святого Сергия. 
 
       — Вижу, — продолжает Ванга, — он держит Русь на ладони. Вижу церковь, парящую в воздухе. Вижу людей с копьями и в шлемах. 
 
       — Ванга, — прерываю я ее, — ты даешь точное описание одной картины Рериха. 
       — Что за картина? — спрашивает Ванга. 
Н.К. Рерих. Картина «Святой Сергий Радонежский» 1932 г.

Н.К. Рерих. Картина «Святой Сергий Радонежский» 1932 г.

       — Она малоизвестна, потому что ее не выставляют. На ней изображен Святой Сергий, который держит в руках собор, олицетворяющий собой Русь, Россию. Он благославляет воинов, они видны в глубине картины, идущих на Куликовскую битву. Подпись к картине гласит: «Дано Святому Преподобному Сергию трижды спасти Землю Русскую. Первый раз при князе Дмитрии, второй раз при Минине. Третий» — следует многоточие. 
 
       — Почему не выставляют? 
       — Из-за пророческой надписи. 
 
       Ванга как бы всматривается в даль. Сообщает: 
 
       — Картину рисовали четыре души, которые пришли из иного мира. Мало знают об этой картине. Надо, чтоб о ней знали многие, чтоб знали все. Как зеницу ока берегите картину. Это большой документ, это самое большое богатство России. Не посылайте ее в другие страны. Она предназначена лишь для России. 
 
       И, как бы заключая сказанное, восклицает: 
 
       — Тот, кто был святым Сергеем, сейчас является самым большим святым. Он водитель всего человечества. О, как он помогает сейчас человечеству! Он превратился в свет, его тело из света. 
       Существует портрет Учителя Блаватской, ставшего впоследствии и Учителем Рериха, воспроизведенный в одном из первых изданий ее книги «Из пещер и дебрей Индостана». По ее свидетельству, портрет сделан необычным способом. Необычно лицо, притягивающее к себе, как магнит, в особенности — глаза. Силу их взгляда на себе испытали многие. Я — тоже. 
 
       Людмила рассказывала, что впервые увидела этот портрет после катастрофы. «Лицо показалось мне до боли знакомым. Я сразу почувствовала, что это Учитель, что это — мой Учитель». 
 
       Мы решили, в порядке своеобразного эксперимента, показать фотографию портрета бабе Ванге. То, что она незрячая, в данном случае не имело значения. Мы не раз имели возможность наблюдать, как фотография служила для нее точкой опоры. Она возлагала руки на изображение человека и как бы вступала в контакт с его мыслями. В результате давала точное описание не только внешних примет человека, но и его биографии, особенностей его характера и т. п. 
 
       Так мы и поступили. Боже! Что произошло с Вангой! Она вздрогнула, словно прикоснулась к оголенному электрическому проводу. Никогда не видел ее в таком состоянии духа.
Махатма Мория

Махатма Мория

       — Почему раньше не дал фотографию? — возбужденно воскликнула она. — Он здесь. Он с вами. Почему-то передо мною встает         Сибирь. Он русский, он был в России? 
 
       — Нет. Он индус. Это Махатма Мория. 
 
       Ванга: 
 
       — Он — покровитель Москвы, вернее, он — покровитель России. Я его видела и раньше, только не знала, кто он. 
 
       Чтобы сделать приятное бабе Ванге, я предложил: 
 
       — Возьми в подарок этот портрет. 
 
       — Нет, — испуганно отвечала она. Даже отодвинула фотографию в сторону. — Он будет мне мешать. 
 
       Немного успокоившись, сказала: 
 
       — Ко мне в дом приходят духи, много-много духов. Но этот дух — самый сильный из всех, какие я знаю, никогда не переступает порога комнаты. Он всегда остается за дверью. На него трудно смотреть, потому что он сверкает как солнце. Иногда я вижу его на белом коне и с такими глазами, от которых становится страшно. 
       От фотографии она отказалась, а вот нам рекомендовала всегда иметь этот снимок с собою. 
 
       — Обязательно держите его в левом кармане. Он должен взаимодействовать (особенно, когда вы задумали или совершаете что-то важное) с токами вашего сердца. 
 
       Но вот что в высшей степени было любопытным. Ванга, держа в руках фотографию Махатмы Мории, почему-то спросила: 
 
       — Это портрет святого Сергея? 
       — Нет, — отвечал я. 
 
       Ванга в задумчивости продолжала: 
 
       — Да, на снимке не святой Сергей. Однако вижу два лица, два тела, а душа одна. 
 
       Конечно, Ванга и не подозревала, насколько точно схватила она суть рериховской концепции, по которой святой Сергий является одним из воплощений Учителя Мории. 
 
       Я сказал ей об этом. Но такая трактовка ни в малейшей мере не смутила бабу Вангу. Она лишь добавила: 
 
       — Пусть знают, что у него было два тела. 
 
       И опять: 
 
       — Этот дух всегда был покровителем России. 
 
       По ее словам, он импульсировал и вдохновлял самых выдающихся государственных руководителей России, в частности Петра Великого и Ленина. 
 
       Кстати, по той же рериховской концепции дух Петра Первого потом воплотился в Ленине, так что две эти исторические личности являют собой единую сущность. Вот почему наименование города на Неве (Петербург, Ленинград) не имеет принципиального значения. И в том, и в другом случае оно восходит к одной и той же сущности, дважды призванной преобразить Россию.
 
Статья составлена по материалам книги Валентина Сидорова «Людмила и Вангелия»
Автор записи: Askhont

Если вы заметили орфографическую ошибку, пожалуйста, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Похожие записи:
Оставить комментарий


Подписаться, не комментируя

Система Orphus